12 БЕРЕГОВАЯ БАТАРЕЯ СЕВАСТОПОЛЬ

35-я береговая батарея – последний рубеж обороны Севастополя

Просмотров: 8188 19 комментариев

В моем детстве не было такого количества домашних развлечений, как у нынешних подростков. Три телевизионных канала, стопка неоднократно прослушанных пластинок и книги. Компьютеры казались чем-то из области фантастики. Интернет, смартфоны, wi-fi – в то время никто и слов таких не знал. Поэтому, я и мои сверстники старались как можно меньше сидеть дома.

Безусловно, мы играли в футбол, баскетбол, четыре квадрата, носились по стройкам, летом – большую часть свободного времени проводили на море. Но особый интерес представляли места боевых действий. Мы знали, где можно накопать мелких черных и крупных желтых «семидыров» или «свистуль» (разновидности артиллерийского пороха: «семидыры» похожи на фильтры от сигарет с семью дырками, «свистули» напоминают длинные макароны), где попадаются целые патроны, а где даже можно наткнуться на остатки оружия.

35-я батарея считалась особым местом. Особенно, для мальчишек близлежащих районов – Казачьей и Камышовой бухт. О ней ходили легенды. Говорили, что казематы батареи состоят из трех ярусов, уходящих под землю. Третий ярус частично затоплен водой и на нем встречаются останки, почему-то, исключительно, немецких солдат. Что он имеет выход к морю в виде канала, по которому внутрь скалы могут заходить подводные лодки. И что, якобы, даже одна из субмарин до сих пор находится там.

Естественно, все эти слухи притягивали мальчишек как магнит, и я не был исключением. Тем более, было чем заняться и кроме исследования подземных ходов. Вся местность вокруг батареи была изрезана окопами. Гильзы, пули, целые патроны, осколки снарядов – этого добра там было в изобилии, собирай не хочу. Один подросток из параллельного класса даже хвастался, что откопал в одном из окопов скелет немца в форме с орденами.

Но, самым интересным, все-таки, было исследовать подземные казематы с фонариком в руке. Мы изучили все доступные помещения вокруг второй орудийной башни. Исследовали частично заваленный ход, ведущий в первую башню, где, придавленные бетонными обломками, лежали неразорвавшиеся снаряды. Спускались по вертикальной 20-метровой шахте левого командно-дальномерного пункта и по подземным коридорам выходили к морю. Иногда, нас гоняли военные из расположенных рядом воинских частей. Но, мы все равно возвращались.

Главный вход в казематы 35-й батареи

Бетонный блок второй орудийной башни

Бетонный блок первой орудийной башни, он сильнее пострадал при подрыве батареи. До реконструкции он был полностью завален обломками

Оборонительные сооружения на мысе Херсонес (не стоит путать с древним городом Херсонесом, это разные места) начали возводить более века назад. В 1910 году Генеральным штабом Российской империи было принято решение о строительстве двух мощных бронебашенных батарей крупного калибра для защиты Севастополя с моря. Одной – на северном фланге, недалеко от устья реки Бельбек (30-я батарея), другой – на южном, в районе мыса Херсонес.

Работы начались в 1913 году и продолжались до 1917, пока не грянула революция, а возобновились только в 1925 году. В этот период «херсонесская» батарея носила № 25. За четыре последующих года батарея была полностью достроена и осенью 1929 года вступила в строй. Она еще дважды сменила порядковый номер, сначала на № 8, потом на № 35.

35-я береговая батарея представляла собой мощное фортификационное сооружение, обладающее грозной боевой силой. Она состояла из двух двуорудийных башен, стрелявших 305 миллиметровыми снарядами весом 471 килограмм. Батарея могла вести круговой обстрел на 360 градусов. Дальность стрельбы орудий батареи составляла 42 километра, позволяя держать под огнем огромную территорию – до Бахчисарая на севере, и до Симеиза на юге. Башни располагались в бетонных орудийных блоках, соединенных между собой подземной галереей. Толщина наружных стен блоков достигала четырех метров. Кроме того, в казематах батареи имелись кубрики для личного состава, камбуз, медицинское отделение с операционной и лазаретом, силовая и осветительные станции, насосная и другие вспомогательные помещения. Батарея была рассчитана на длительное пребывание 350 человек.

План 35-й береговой батареи

Казематы 35-й батареи

Наружные стены батареи

Два командно-дальномерных поста (главный и запасной), расположенных на расстоянии 450 и 200 метров, управляли огнем батареи. Они соединялись с орудийным блоком второй башни с помощью потерн, вырубленных в скале на глубине 20 метров.

Пушки 35-й батареи вступили в бой 7 ноября 1941 года, выпустив 46 фугасных снарядов по частям немецкой 132-й пехотной дивизии в районе хутора Мекензия. Всего во время отражения первого и второго штурмов Севастополя орудия батареи совершили почти 500 выстрелов, нанеся серьезный урон противнику.

Интенсивность огня привела к полному износу орудий первой башни уже к началу декабря 1941, а 17 декабря во время заряжания произошел взрыв левого орудия во второй башне, в результате которого погибли 35 человек, и сама башня получила серьезные повреждения. Со дна Казачьей бухты были подняты запасные стволы орудий, спрятанные там от авианалетов немцев, и двумя тракторами на тележках по проложенным рельсам подтянуты к батарее. Сложно представить, как в боевых условиях с помощью домкратов и талей (без крана), производили замену многотонных стволов и восстанавливали поврежденную башню. Но, 20 января 1942 года первая башня выпустила несколько снарядов по батарее противника, а 3 апреля 35-я батарея полностью вступила в строй, нанеся удар по штабу и немецким укреплениям в районе деревни Мамашай.

Непрерывными бомбардировками и обстрелами тяжелых орудий немецкие войска пытались подавить огонь батареи. Так, к примеру, только за 10 июня 35-я батарея подверглась атакам двенадцати бомбардировщиков и нескольких истребителей, один из которых был сбит пулеметным огнем. Кроме того, специально для борьбы с береговыми батареями в Крым были доставлены две мортиры «Карл» калибра 600 мм и знаменитая пушка «Дора» калибра 800 мм, стрелявшая семитонными снарядами. Командующий немецкой армией Манштейн позже написал, что «никогда во Второй мировой войне немцы не достигали такого массированного применения артиллерии, как в наступлении на самую неприступную крепость в мире Севастополь». Перед третьим штурмом Севастополя, только со 2 по 7 июня на защитников города было сброшено 45 тысяч авиабомб и выпущено 126 тысяч снарядов крупного калибра.

Перед началом третьего, последнего штурма (7 июня 1942) на 35-й батарее в строю осталось только три орудия, в левом орудии первой башни возникла большая трещина, использовать для стрельбы его было небезопасно. Тем не менее, батарея №35 продолжала вести массированный огонь, только с 7 по 11 июня выпустив более 200 снарядов. В течении 18-19 июня пушки батареи уничтожили один танк, восемь орудий и батальон пехоты; 23-го – подбили 4 танка, рассеяли и уничтожили до двух полков пехоты; с 23 по 27 – заставили замолчать вражескую батарею и уничтожили два взвода противника.

Ночью 29 июня на 35-ю батарею прибыл Военный совет Севастопольского оборонительного района во главе с вице-адмиралом Ф.С. Октябрьским. Вечером 30-го состоялось последнее заседание Военных советов флота и Приморской армии, итогом которого стало решение об эвакуации всего командного состава. Командиру батареи капитану А. Я. Лещенко было приказано осуществить прикрытие эвакуации и подорвать орудия после израсходования боезапаса. К этому времени батарея №35 фактически осталась последним рубежом защиты осажденного Севастополя. 1 июля 1942 года пушки тридцать пятой последний раз вели огонь по противнику, выпустив оставшиеся 50 практических снарядов (стальные болванки, применяющиеся для учебных стрельб) по немецким танкам и 6 шрапнельных по вражеской пехоте. Ночью 2 июля 35-я батарея была взорвана. Однако, часть казематов батареи уцелели, и в них еще 10 дней продолжали вести бой защитники Севастополя.

Между тем в районе мыса Херсонес скопились тысячи военных и жителей города. Практически без боеприпасов, продовольствия и питьевой воды, без командования, которое спешно убыло на Кавказ, и, как оказалось позже, без надежды на эвакуацию, они сражались до конца в самые трагические дни обороны города. Сколько их было? Точное количество назвать сложно, разные источники приводят разные цифры. Определенно можно утверждать, что речь идет о десятках тысяч, из которых в те дни эвакуировали только около трех тысяч человек. Остальные погибли или попали в плен. Но в том далеком 1942 в официальных документах не было этой страшной статистики. Этих людей, героически оборонявших Севастополь, вычеркнули из списка живых и не внесли в список погибших.

И только десятилетия спустя имена и судьбы последних защитников Севастополя стали известны. На сегодняшний день в электронной базе данных музейного комплекса «35-я батарея» содержится сведения о более чем 75 тыс. человек, участвовавших в обороне города. Из них почти 40 тыс. фамилий размещены в Пантеоне памяти – это имена тех, кто сражался в самые последние дни обороны Севастополя. База данных общедоступна, можно узнать информацию об интересующем человеке. Поисковая работа продолжается, и, если ваш родственник принимал участие в обороне Севастополя 1941-1942 гг., а его нет в базе, сообщите о нем, связавшись с работниками музея по электронной почте eev(собачка)35bb.org.

После освобождения Севастополя батарея №35 не восстанавливалась. Несмотря на то, что в 1963 году территория батареи была взята под охрану государством, никаких мер по сохранности этого объекта принято не было. Время шло, казематы батареи разрушались. Охотники за металлом и «черные копатели», а также строительство коттеджей и мини-гостиниц в непосредственной близости нанесли непоправимый ущерб этому историческому месту. Но, благодаря неравнодушным севастопольцам в 2007 году началось строительство Музейного историко-мемориального комплекса героическим защитникам Севастополя «35–я береговая батарея».

Мы побывали на территории комплекса весной 2014, через два года после окончания его строительства. К сожалению, было уже около пяти часов вечера, поэтому на экскурсию по казематам батареи мы не успели. И смогли лишь самостоятельно осмотреть внешнюю экспозицию музейного комплекса.

Наш маршрут начался от административного здания. Рядом расположена коллекция военной техники и карта музея.

Первый экспонат

Коллекция военной техники

Back to USSR

Карта музейного комплекса

Пройдя через мемориальную арку, мы оказались на площади Звезды, которую используют для проведения различных церемоний и ритуалов.

Мемориальная арка

С левой стороны высится Пантеон памяти. В нем находятся таблички с именами последних защитников города, тех, кто оборонял город до конца после эвакуации командования Севастопольского Оборонительного района.

Пантеон, площадь Звезды и аллея, ведущая к казематам 35-й батареи

Чуть дальше – некрополь. Место захоронения останков бойцов, найденных при строительстве музейного комплекса.

Некрополь

Некрополь с другого ракурса

С правой стороны площади небольшая аллея ведет к главному входу в казематы 35-й батареи.

Памятник защитникам Севастополя у центрального входа в казематы батареи

Есть и запасной выход, мальчишками мы через него убегали от гонявших нас военных.

Запасной выход

Рядом с первым орудийным блоком – чугунная рельефная карта оборонительных сооружений Севастополя в 1941-1942 гг. Можно рассмотреть береговую линию, башенные батареи, доты, дзоты и другие укрепления.

Бетонный блок первой орудийной башни

Чугунная рельефная карта оборонительных сооружений Севастополя в 1941-1942 гг.

Для удобства посетителей сделан импровизированный указатель.

Указатель

Работники музея очень ответственно относятся к безопасности. Бетонные блоки, в которых были расположены орудийные башни, обнесены защитным ограждением, которое, впрочем, не мешает внимательно рассмотреть все внутренние части: направляющие, по которым вращалось орудие, трубы для подачи снарядов и сами снаряды.

Защитное ограждение вокруг блока второй башни

В орудийном блоке второй башни хорошо видны направляющие, по которым вращалось орудие, трубы для подачи снарядов и сами снаряды

Аналогичное ограждение тянется с юго-западной стороны всего музейного комплекса вдоль более чем двадцатиметрового обрыва. В некоторых местах роль ограждения играют фрагменты бруствера с мемориальными табличками соединений и частей, защищавших Севастополь.

Ограждение вдоль обрыва

Фрагменты бруствера

Обрыв

Со смотровой площадки на краю обрыва можно увидеть скалу в море со ржавой сваей – это остатки причала, где швартовались корабли и подводные лодки, осуществлявшие эвакуацию.

Смотровая площадка

Удобные скамейки на смотровой

Остатки причала

Недалеко от обрыва возведена небольшая часовня во имя святого Архистратига Михаила. При ее сооружении были обнаружены останки шести бойцов, они покоятся там же.

Часовня

В 200 метрах к юго-западу от казематов батареи находится левый запасной командно-дальномерный пост (КПД). Через его шахту в школьные годы я с друзьями спускался на дикий пляж, куда попасть можно было только по морю или по отвесной скале. Правый главный КПД расположен за территорией музея.

На заднем плане — левый командно-дальномерный пост

Дикий пляж, куда не так-то просто попасть

От смотровой площадки мощеная дорожка привела нас к братской могиле, где захоронены бойцы, погибшие 17 декабря 1941 года при взрыве во второй орудийной башне. Монумент на могиле сооружен еще в советские времена.

Братская могила

На территории комплекса установлены образцы военной техники времен Второй мировой войны. Пока экспозиция не очень большая, но постоянно пополняется.

75-мм корабельная пушка Канэ

Стволы палубной артиллерийской установки Б-24-БМ

ГАЗ-55 и «Эмка»

ГАЗ-55 — советский санитарный автобус-фургон, выпускался в течении 1938 -1945 гг.

ГАЗ-М-1 («Эмка») — советский легковой автомобиль, производившийся на Горьковском автомобильном заводе с 1936 по 1943 год

Полевая кухня

Мы провели на территории музея около полутора часов. Этого времени вполне хватило, чтобы, не спеша обойти весь комплекс и все внимательно рассмотреть.

Небольшой парк на территории музейного комплекса — место отдыха для тех, кто устал

Мы обязательно вернемся и пройдем одним из трех экскурсионных маршрутов по казематам 35-й батареи. Надеемся, к тому времени будет снят запрет на фотографирование внутри и у нас будет возможность показать еще один фоторепортаж об этом историческом месте.

Информация для путешественников:

Посещение музейного комплекса «35-я береговая батарея» и экскурсионное обслуживание бесплатное.

Время работы:

Самостоятельный осмотр внешней экспозиции возможен с 8-00 до 20-00.

Экскурсии проводятся каждые 20-30 минут.

С мая по октябрь: начало первой экскурсии в 10-00, последней – в 18-00, выходной – понедельник.

С ноября по апрель: начало первой экскурсии в 10-00, последней – в 16-00, выходной – понедельник, вторник.

Если в группе от 10 до 30 человек, можно заказать экскурсионное сопровождение заранее, по телефону: + 7 978 860 87 59

Как добраться:

GPS координаты: 44°33’33.59’’N, 33°24’26.97’’E.

Если вы путешествуете по Крыму на личном автомобиле (аренда авто в Крыму), то лучше всего въехать в город через Ялтинское кольцо, проследовать до 5-км Балаклавского шоссе, далее по Камышовскому шоссе до поворота на Казачью бухту, свернув и миновав несколько ж/д переездов увидите указатель «Музей «35-я береговая батарея». Это самый короткий и удобный маршрут.

Если же пользуетесь общественным транспортом:

От ж/д вокзала или автовокзала – автобусом или маршрутными такси № 4, 109, 110, 112 до остановки «Центральный рынок», где пересесть на автобус № 105 или «маршрутку» № 77 и доехать до остановки «Музей «35-я береговая батарея». Или троллейбусом № 1, 3, 7, 9, автобусом или маршрутным такси № 71 добраться до остановки «пл. Лазарева». Пройти 200 метров до остановки «Центральный рынок» и на автобусе № 105 или «маршрутке» № 77 доехать до нужной остановки «Музей «35-я береговая батарея».

От 5-км Балаклавского шоссе или с проспекта генерала Острякова на автобусе № 105.

Из Гагаринского района (Стрелецкая бухта, Летчики, Камышовая бухта) – на автобусе № 105 или маршрутном такси № 77.

До новых встреч на страницах блога www.travel-hystory.com

Если вам понравилась статья, вы можете подписаться на новости блога. Для получения обновлений по электронной почте, введите ваш e-mail адрес в эту форму:

Бронебашенная батарея-30: символ обороны Севастополя

Оборона Севастополя, которая продолжалась 250 дней, с 30 октября 1941 года до 4 июля 1942 года, стала одной из самых ярких страниц истории всей Второй мировой войны. Существенный вклад в оборону города внесли 30-я и 35-я бронебашенные береговые батареи, которые стали основой артиллерийской мощи защитников главной базы Черноморского флота, нанеся наступающему на город противнику большие потери и приковав к себе огромные силы врага. 30-я бронебашенная батарея продолжала сражаться до 26 июня 1942 года, когда ее, полностью блокированную, смогли захватить немцы.
Бронебашенная батарея представляла собой долговременное оборонительное сооружение, вооруженное башенной артиллерией. Подобные батареи применялись с конца XIX до конца XX века, выступая элементом береговой обороны или крепостных укреплений. В Советском Союзе бронебашенные батареи входили в систему обороны Севастопольского укрепленного района и в систему береговой обороны Владивостока.

После окончания Великой Отечественной войны данная батарея была восстановлена, в отличие от 35-й батареи, которая долгие годы была заброшена и только в XXI веке усилиями меценатов была превращена в музей. Вооружение 30-й батареи после войны было усилено, на ней были установлены новые системы жизнеобеспечения и управления огнем. Для перевооружения данной батареи в СССР воспользовались двумя 305-мм трехорудийными башенными установками линкора «Фрунзе» (бывший линкор «Полтава»). Две других башни с этого линкора еще в 1930-е годы были установлены на острове Русский возле Владивостока на батарее имени Ворошилова. В настоящее время 30-я бронебашенная батарея находится на консервации, но в течение 72 часов может быть приведена в боевую готовность.
30-я береговая батарея в наши дни
История строительства батареи
Еще в 1905 году, сразу после завершения войны с Японией, правительство России приняло решение об усилении обороны своей военно-морской базы в Севастополе. На подступах к городу планировалось построить две береговые батареи крупного калибра. В 1913 году началась постройка батареи береговой обороны на возвышенности Алькадар (в районе сегодняшнего поселка Любимовка). Проект бронебашенной батареи был разработан военным инженером генералом Н. А. Буйницким, который принял во внимание рекомендации знаменитого русского фортификатора (а также известного композитора) генерала Цезаря Антоновича Кюи. Стоит отметить, что Кюи в своей специальной работе изучил особенности обороны Севастополя в 1854-1855 годах и предложил для оборудования батареи самую выгодную позицию. Это был без всяких преувеличений гениальный проект, что и было доказано в годы Великой Отечественной войны. Господство батареи над окружающей местностью обеспечивало двум двухорудийным 305-мм башенным установкам, поворачивающимся на 360 градусов, круговой обстрел.

Более чем 100 лет назад береговую батарею уже планировали строить полностью электрифицированной. Все операции по наведению и заряжанию орудий должны были обеспечивать 17 электродвигателей. На поверхности размещались лишь орудийные башни с 200-300 мм броней. Остальные помещения были размещены в железобетонном массиве длиной 130 и шириной 50 метров. Внутри данного блока находились силовая станция, жилые и служебные помещения, погреба боеприпасов. В подбашенном помещении имелась рельсовая железная дорога с ручными вагонетками, в которых боеприпасы должны были доставляться к заряднику. С командным пунктом батарею планировалось объединить при помощи подземного коридора протяженностью 600 метров.
Строительные работы на батарее шли достаточно быстро, однако в 1915 году башни, орудия и механизмы, которые были предназначены для оснащения севастопольской батареи, были отправлены под Петроград, где как раз строилась новая береговая батарея в морской крепости Петра Великого. В 1918 году в разгар Гражданской войны строительство на объекте было полностью остановлено, к тому моменту батарея была готова уже на 70%. Вновь к строительству береговой бронебашенной батареи вернулись только в 1928 году. Для этого от станции Мекензиевы горы к строительной площадке была проложена 6,5-км железнодорожная ветка. Массивные детали батареи сгружали с ж/д платформ и монтировали на свои места при помощи специального крана.
Башня МБ-2-12 в процессе строительства
В 1934 году внутренние работы были завершены и орудийные башни были установлены на свои места. Из орудий был произведен пробный отстрел, также была испытана новая система управления стрельбой. В 1936 году был полностью закончен главный командный пункт батареи, а также готова система постов корректировки огня. Они были расположены на мысе Лукулл, в устьях рек Альмы, Качи, а также на мысах Фиолент и Херсонес и над западным берегом Балаклавской бухты. Такая разветвленная сеть наблюдательных постов была необходима в связи с большой дальностью стрельбы батареи — максимальная дальность стрельбы 305-мм снарядом образца 1911 года составляла 27980 метров. Незначительные доработки на 30-й батарее велись вплоть до 1940 года.
Устройство береговой батареи
Береговая бронебашенная батарея №30 состояла из следующих объектов:
— монолитного железобетонного блока на две башни, в котором находились почти все боевые рубки, хозяйственные и складские помещения, помещения для коммуникации, коридоры и т.д.;
— двух башен МБ-2-12 (в сумме 4х305-мм орудия);
— командно-дальномерного пункта (КДП) с боевой рубкой, центральным постом, бронированной дальномерной рубкой с 10-метровым дальномером фирмы «Цейс» и радиорубкой;
— блока электрической трансформаторной подстанции.
Основным вооружением 30-й батареи были две двухорудийных башенных установки МБ-2-12, которые были выпущены Ленинградским металлургическим заводом. В башнях были расположены 305-мм орудия с длиной ствола 52 калибра. Максимальная дальность стрельбы составляла 27 980 метров. Максимальный угол возвышения орудий — 35 градусов. Максимальная скорострельность — 2,1 выстрела в минуту. Четыре таких орудия 30-й бронебашенной береговой батареи (с севера) и ее близнеца — 35-й батареи (с юга) должны были надежно прикрыть базу Черноморского флота от обстрела с моря крупнокалиберной артиллерией линкоров противника. Вес 305-мм снарядов составлял от 314 до 470 кг, вес порохового картуза — 71 кг.
Башня МБ-2-12 в разрезе
При совершении полного выстрела применялось два картуза, при полувыстреле — один картуз. Картузы размещались в специальных футлярах из металла и лежали в сотообразных стеллажах. В погребах снаряды хранились в штабелях. В отличие от 35-й батареи, в которой заряды и снаряды выталкивались из погребов по специальным трубам, на 30-й батарее они выкатывались по специальному роликовому транспортеру (рольгангу). В перегрузочных отделениях, в которых снаряды и заряды готовили к заряжанию, была смонтирована вращающаяся электроприводная платформа
Башни БМ-2-12 обладали следующими параметрами: диаметр — 10,8 м; высота — 2,25 м; длина ствола орудия — 16 м; вес ствола орудия — 50 т; вес всей башни (без орудий) — 300 т; полный вес — 1000 т; толщина лобовых и боковых плит, а также задней плиты и двери — 305 мм, толщина крыши — 203 мм. В погребе башни хранилось 400 снарядов (по 200 на ствол) и 1200 полузарядов. Для замены стволов орудия и проведения ремонта башен на батарее был предусмотрен специальный 75-тонный железнодорожный подъемный кран. Для него даже было возведено специальное укрытие, чтобы замаскировать его и защитить от возможного обстрела со стороны моря.
Одноэтажный орудийный блок 30-й береговой батареи общей длиной около 130 метров и шириной 50 метров имел в тыльной своей части два входа с бронедверьми и тамбур-шлюзами. Для сообщения между собой 72 помещения орудийного блока имели внутри продольный коридор длиной примерно 100 метров и шириной 3 метра. В данном блоке размещались колодцы орудийных установок, зарядные и снарядные погреба, местный центральный пост с резервной группой приборов управления стрельбой, котельная, силовая станция, насосные и компрессорные станции, фильтровентиляционное оборудование, служебные и жилые помещения для личного состава батареи. Под полом помещений были размещены емкости для запасов воды, масла и топлива, там же проходили инженерные коммуникации. Все казематы орудийного блока обладали сводчатым покрытием, выполненным из монолитного железобетона толщиной от 3 до 4 метров с жестким противооткольным слоем из стальных швеллеров №30, а также изолирующей прослойкой из асфальтобетона. Общая площадь различных помещений в одноэтажном орудийном блоке превышала 3 тысячи квадратных метров.
Схема помещений орудийного блока
Специально для хранения запасов воды под полом орудийного блока были организованы бетонные резервуары, вмещающие 500 кубометров воды. Для поддержания в помещениях необходимого режима влажности и температуры была установлена система паровоздушного калориферного отопления (пар вырабатывали две подземных котельных). Силовая станция орудийного блока получила установку охлаждения воздуха.
Подземный командный пункт батареи представлял собой бетонированный тоннель длиной 53 и шириной 5,5 метров. Он располагался на возвышенности северо-восточнее орудийного блока. В нем были расположены центральный пост береговой батареи, фильтровентиляционная установка, котельная, электростанция, цистерна с топливом и казарма. По направлению к КП, находящемуся на глубине 37 метров, от артиллерийского блока вела бетонированная потерна глубокого залегания протяженностью 650 метров. В сторону от потерны шло ответвление, которое применялось для забора воздуха и удаления стоков из казематов (стоки выводились по трубам, которые были проложены непосредственно под полом потерны). В месте разветвления водостока и потерны был отрыт еще один запасной подземный ход с небольшим помещением — казармой.

От подземной части КП на поверхность, в наземную часть вела шахта, оснащенная лифтом. Наземная часть КП представляла собой железобетонный блок размером 15х16 метров, в который была вмонтирована броневая рубка. Толщина вертикальной брони составляла 406-мм, горизонтальной брони — 305-мм. Внутри данного блока располагались помещение для личного состава с четырьмя смотровыми щелями и оптическим визиром, а также радиостанция.
305-мм снаряды береговой батареи
Для защиты 30-й береговой батареи с воздуха она была вооружена 4 зенитно-пулеметными установками. С тыла орудийного блока были пристроены 2 каземата с лебедками, которые были предназначены для подъема аэростатов заграждения. С суши батарею прикрывали 6 железобетонных пятиамбразурных двухэтажных пулеметных ДОТов с толщиной стен до полуметра. Эти ДОТы были вооруженных 7,62-мм пулеметами «Максим». Непосредственно вокруг батареи была организована система проволочных заграждений и траншей. Дорога, которая подходила к позициям батареи обладала специальной каменной подпорной стеной, которая одновременно служила и стрелковым бруствером для ее защитников.
Пороховой полузаряд и банник
Оборона Севастополя
По состоянию на 22 июня 1941 года и 30-я и 35-я бронебашенные береговые батареи входили в состав 1-го отдельного артиллерийского дивизиона береговой обороны Главной базы Черноморского флота, наряду с открытой 203-мм батареей №10 и 102-мм батареей №54. Непосредственно 30-й батареей командовал Григорий Александрович Александер — потомственный военный, который происходил из семьи обрусевших немецких переселенцев. Обе батареи (и 30-я и 35-я) строились как береговые, однако судьба уготовила им другую роль. Вместо кораблей они боролись с наступающей пехотой и бронетехникой противника, защищая базу флота с суши. Они стали главным артиллерийским калибром защитников города. При этом необходимо подчеркнуть, что 35-я береговая батарея размещалась в отдалении от района наступления немецких частей и доставала своим огнем лишь до станции Мекензиевы горы. По этой причине именно «тридцатке» суждено было сыграть наиболее яркую роль в обороне города.
11-я немецкая армия начала свое наступление на Севастополь 30 октября 1941 года. Первыми в бой вступили артиллеристы 54-й береговой батареи, которая располагалась в 40 километрах от Севастополя у деревни Николаевка. 30-я батарея открыла огонь по мотопехоте противника 1 ноября 1941 года. Свою первую боевую стрельбу она провела по частям подвижной группы Циглера, которые сосредотачивались в районе станции Альма (сегодня Почтовое). О значении «тридцатки» говорит тот факт, что один из основных ударов своего уже декабрьского наступления на город немцы наносили в районе станции Мекензиевы горы и реки Бельбек именно с целью полностью уничтожить 30-ю бронебашенную береговую батарею.
Дошло до того, что утром 28 декабря 12 немецких танков при поддержке пехотных частей смогли пробиться практически к наземной части КП батареи. Танки выстроились в линию и открыли по КП огонь. Именно в тот день впервые в истории был отмечен случай ведения огня крупнокалиберной береговой батареей прямой наводкой по наступающей бронетехнике. Вид танков, которые буквально исчезали от прямых попаданий 305-мм снарядов, настолько шокировал немцев, что те панически отступили и больше не пытались отправить в лобовую атаку на батарею танки. Немецкое командование дало 30-й батарее свое обозначение — форт «Максим Горький I» (35-я батарея — «Максим Горький II). При этом Эрих Манштейн, командовавший 11-й немецкой армией, именно боевыми качествами 30-й батареи оправдывал перед Гитлером свои неудачи при штурме Севастополя.

За два месяца активных боев «тридцатка» выпустила по немцам 1238 снарядов. При использовании полного заряда стволов орудий должно было хватить на 300 выстрелов, после чего их необходимо было менять. По этой причине командование батареи вело огонь половинными зарядами. Однако к началу 1942 года стволы орудий полностью износились. В связи с этим из секретного хранилища в Севастополе были извлечены запасные 50-тонные стволы. В январскую ночь их доставили на батарею и тщательно замаскировали. Согласно инструкции в мирное время стволы орудий при помощи 75-тонного подъемного крана необходимо было менять за 60 суток. Однако личный состав батареи совместно со специалистами Артиллерийского ремонтного завода Черноморского флота №1127 и ленинградского завода «Большевик» смог заменить стволы за 16 суток практически вручную при помощи небольшого крана и домкратов. И это при том, что линия фронта на тот момент уже проходила в 1,5 километрах от позиций батареи.
Согласно документу «Краткие итоги боевых стрельб береговых батарей БО ГБ ЧФ за 7 месяцев обороны Севастополя 30.10.1941 — 31.05.1942», который был составлен Отделом боевой подготовки Штаба Черноморского флота. В результате огня 30-й береговой батареи было разбито и повреждено 17 танков, 1 паровоз, 2 вагона, примерно 300 различных автомобилей с войсками и грузом, уничтожено 8 артиллерийских и минометных батарей, до 15 отдельно стоящих орудий, 7 огневых точек, до 3 тысяч солдат и офицеров противника. Также отмечалось, что огонь батареи оказывал на врага и огромный моральный эффект.
Приняв во внимание неудачи при штурме города в 1941 году, немецкое командование спланировало новое наступление на Севастополь, которое получило название «Штёрфанг» (Лов осетра). Понимая всю важность «тридцатки» в системе обороны базы флота, немцы перебросили сюда огромное количество тяжелой артиллерии. При этом дело не ограничилось 240-мм и 280-мм тяжелыми гаубицами и 305-мм мортирами. Немцы перебросили под Севастополь две специальных 600-мм самоходных мортиры «Карл» и 810-мм суперпушку «Дора». Бетонобойные снаряды мортиры «Карл» весили более двух тонн, а вес бетонобойного снаряды «Доры» превышал семь тонн.

5 июня 1942 года в 5:35 утра первый бетонобойный снаряд из пушки «Дора» был выпущен по северной части города Севастополя. Следующие 8 снарядов были выпущены в район береговой батареи № 30. Столбы дыма от взрывов поднимались на высоту более 160 метров, но ни одного попадания в башни не было, точность стрельбы суперпушки с дистанции практически 30 километров оказалась весьма низкой. Не «Дора», а именно две мортиры «Карл» оказались для 30-й бронебашенной батареи наиболее опасным противником.
С 5 по 14 июня 1942 года мортиры «Карл» выпустили по «тридцатке» в общей сложности 172 бетонобойных и еще 25 фугасных 600-миллиметровых снаряда, сильно повредив укрепления батареи. Немцам удалось добиться прямых попаданий в обе башни батареи. Уже 6 июня во второй орудийной башне была пробита броня и повреждено орудие. Также 6 июня немецкая авиация бомбила позиции батареи 1000-кг бомбами. Повреждения во второй башне удалось устранить в ночь на 7 июня, но теперь башня могла вести огонь только одним орудием. Однако уже 7 июня 600-мм снаряд поразил первую башню батарии. Второе попадание произошло в бетонный массив батареи, мощный снаряд пробил трехметровый слой железобетона, выведя из строя отделение химических фильтров.

К 10 июня 1942 года батарея могла вести огонь только двумя орудиями (по одному в каждой башне). При этом «Тридцатка» находилась под постоянным артиллерийским обстрелом и бомбежками противника. О подходе немцев говорят сухие цифры статистики, только с 6 по 17 июня противник выпустил по батарее около 750 снарядов среднего, крупного и сверхкрупного калибра. Немецкая авиация также с ожесточением бомбила позиции батареи, но успехов не имела. В то же время к 12 июня из батальона морской пехоты, который прикрывал батарею, в строю оставалось меньше роты. К 16 июня немцам удалось перерезать все внешние телефонные коммуникации «Тридцатки» и сбить все установленные радиоантенны — связь береговой батареи с командованием обороны города прервалась. К этому моменту на батарее оставалось до 250 человек, включая артиллеристов, морских пехотинцев и бойцов 95-й стрелковой дивизии.
Позиции разрушенной 30-й батареи вид с воздуха
К 17 июня батарея была окончательно блокирована силами противника, на тот момент все имеющиеся пулеметные ДОТы уже были уничтожены. Оборонительные позиции превратились в сплошную груду щебня. Отлично понимая важность 30-й береговой батареи в обороне города, немцы не прекращали своих атак на ее позиции силами пехоты и танков. К 17 июня на батарее закончились и боевые снаряды. Во время отражения одной из атак батарейцы отбивались уже учебными металлическими болванками. Попаданием одной из таких болванок немецкому танку, который пытался обстреливать позиции батареи из района усадьбы совхоз-завода имени Софьи Перовской, оторвало башню. Несмотря на то, что немцы окружили батарею со всех сторон, ее защитники не сдавались. Когда немецкие пехотинцы и саперы просочились вплотную к орудийным башням, защитники открыли по ним огонь холостыми выстрелами, используя только пороховые заряды — струя пороховых газов температурой порядка 3000°С в буквально смысле слова стирала пехоту противника с лица земли.
Но силы были уж слишком неравны. Немцы ворвались на позицию батареи. Саперы противника применяли огнеметы, подрывные заряды и заливали в образовавшиеся трещины укреплений бензин. Александер принял решение взорвать орудийные башни, силовую установку и все дизели, уничтожить новейшие приборы стрельбы, что и было выполнено к 21 июня. К тому моменту на батарее подошли к концу вода и продукты питания, раненые защитники умирали от нагнетаемого в помещения дыма. Пытаясь сломить сопротивление советских воинов, немецкие саперы произвели внутри уже разрушенных башен несколько мощных взрывов. После этого в орудийном блоке начался пожар. Последним решением командования батареи стало решение о прорыве, но не в сторону города, а в горы к партизанам. 25 июня командир батареи майор Г. А. Александер с несколькими матросами вырвался из бетонного блока, воспользовавшись водостоком. Однако на следующий день группу обнаружили в районе деревни Дуванкой (ныне Верхнесадовое) и пленили. Тогда же 26 июня ударная группа немцев ворвалась внутрь орудийного блока, где захватила 40 пленных, многие из которых были ранены и истощены. К тому моменту большая часть гарнизона уже погибла, задохнувшись в дыму или от взрывов.

Александера немцы отправили в тюрьму, расположенную в Симферополе, где затем и расстреляли. Возможно, за отказ подробно раскрыть информацию о 30-й береговой батарее. Знамя батареи также не досталось врагу. Скорее всего, оно было уничтожено самими защитниками батареи, однако существует легенда, что знамя успели замуровать в одну из стен подземного комплекса. Но, с другой стороны, отсутствие знамени, возможно, стало причиной того, что командир батареи Александер посмертно так и не был представлен к званию Героя Советского Союза.
Источники информации:

Бронебашенная батарея-35

Эту страницу предлагается переименовать. Пояснение причин и обсуждение — на странице Википедия:К переименованию/12 июня 2017. Пожалуйста, основывайте свои аргументы на правилах именования статей. Не удаляйте шаблон до подведения итога обсуждения. Переименовать в предложенное название, снять этот шаблон.

35-я бронебашенная батарея
(ББ-35)

Награды

Войска

БО ЧФ СССР

Род войск

береговая артиллерия

Формирование

Расформирование (преобразование)

Предшественник

обатр № 8 6-го кап БО ЧМ (в достройке)

Преемник

не имеется

Боевой путь

Оборона Севастополя

Бронеба́шенная батаре́я № 35, или 35-я батарея (немецкое обозначение — «Maxim Gorki II»), — одно из наиболее мощных фортификационных артиллерийских сооружений береговой обороны (БО) Главной военно-морской базы Черноморского флота СССР, строительство которой было начато в начале XX века царской Россией для укрепления Севастополя как базы императорского Черноморского флота. Данный план был продолжен уже в советский период с 1920-х вплоть до начала Великой Отечественной войны в 1941 году.

Батарея № 35, несмотря на ряд злоключений, связанных с техническими неполадками орудий в Великой Отечественной войне, героически действовала на протяжении практически всей обороны Севастополя 1941—1942 годов.

Схема башенной установки батареи № 35

Основные технические характеристики и устройство

35-я береговая батарея была вооружена двумя двухорудийными башенными установками МБ-2-12, выпущенными Ленинградским металлическим заводом (орудийные станки и часть механизмов — сняты из башен линкора «Полтава» Балтийского флота). Батарея состояла из двух орудийных блоков с железобетонными стенами в 2—3 метра толщиной. В этих массивах и были установлены орудийные башни. Внутри 1-й башни на двух этажах были расположены погреба для боеприпасов, помещения для бытовых и служебных надобностей. Внутри массива 2-й башни — силовая станция и центральный дальномерный пост с приборами управления стрельбой. Береговая батарея № 35 имела модернизированную (для того периода) противоударную и противохимическую систему защиты. Южнее в 2 км в целях маскировки была построена ложная 35-я ББ, помещения которой использовались для охранных и обслуживающих подразделений. Вокруг батареи находились долговременные огневые точки (ДОТы) и укрепления для стрелкового огня. Два командно-дальномерных поста располагались, соответственно, севернее в 450 м (правый КДП), и южнее в 200 м (левый КДП). Данные сооружения имели бронированные боевые рубки и открытые дворики для дальномеров. Такое расстояние между батареей и командно-дальномерными постами было обусловлено необходимостью точного целеуказания, так как при ведении огня и, соответственно, сильной вибрации могли возникать ошибки в расчётах. Башенные массивы и КДП соединялись подземными потернами (туннелеобразными проходами). Два аварийных выхода соединяли батарею с берегом моря.

Характеристики орудия:

  • Калибр, мм: 305 мм
  • Длина ствола, мм/калибров: 15850/52
  • Масса ствола с затвором, кг: 50 600
  • Масса снаряда, кг: 470,9 кг
  • Начальная скорость снаряда, м/с: 853
  • Принцип заряжания: раздельное
  • Скорострельность, выстрелов в минуту: 2,2…3 выст./мин.

Командиры батареи

1
Штейнберг Генрих Владимирович октябрь 1925 года — сентябрь 1927 года
2
Донец Емельян Петрович октябрь 1927 года — октябрь 1928 года
3
Кабалюк Иван Филиппович декабрь 1928 года — август 1929 года
4
Чухарев Николай Петрович август 1929 года — декабрь 1929 года
5
Руль Август Андреевич ноябрь 1930 года — декабрь 1931 года
6
Моргунов Петр Алексеевич декабрь 1931 года — октябрь 1933 года
7
Рюмин Александр Александрович октябрь 1933 года — февраль 1936 года
8
Булыгин Степан Филиппович февраль 1936 года — февраль 1939 года
9
Балан Николай Михайлович февраль 1939 года — ноябрь 1940 года
10
Лещенко Алексей Яковлевич ноябрь 1940 года — июль 1942 года

30 июня 1942 года при выходе из строя командира батареи А. Я. Лещенко командование батареей принял помощник командира батареи Адольф Самуилович Ротенберг, который непосредственно руководил обороной батареи с суши.

30 июня 1942 года при атаке противником 35-й батареи, последняя вела огонь до последнего выстрела и благодаря точным залпам, атака на батарею 20 июня была отбита с большими потерями для противника. 30 июня 1942 года при отражении атаки в 16 часов автоматчиков противника из орудий 35 батареи… был дан последний залп… Тов. Роттенберг лично осуществлял подрыв 35 батареи и приведение механизмов в негодное состояние.

История

Строительство

Решение о сооружении батареи было принято перед 1-й мировой войной. В 1913 году на мысе Херсонес начинается строительство. Проектировал береговую батарею военный инженер генерал Н. А. Буйницкий. Изначально батарея получила № 25. В 1918 году из-за политических событий работы были прекращены, а уже готовые к установке орудия, башенные установки и механизмы установлены в береговых укреплениях г. Ревель (современный Таллин). После окончания гражданской войны было принято решение строительство возобновить и военные инженеры В. В. Выставкин и Б. К. Соколов разработали соответствующий проект.

Работы продолжались в течение 1924—1927 годов. По окончании строительства батарея под командованием Г. В. Штейнберга вошла в состав 6-го крепостного артполка БО ЧМ с присвоенным номером 8. В 1927 году батарея вошла в состав 1-го дивизиона 6-й крепостной артиллерийской бригады под номером 35. В 1929 году береговую батарею посетила группа советских государственных и партийных деятелей во главе с И. В. Сталиным. Сопровождали советскую делегацию несколько высших офицеров германской армии во главе с генералом Бломбергом. На тот момент Германия являлась союзным государством, с которым наши военные делились опытом сооружения фортификационных объектов в СССР.

Участие в обороне Севастополя

Первые боевые выстрелы 35-я ББ осуществила 7 ноября 1941 года, в начале обороны Севастополя. Целью стала немецкая 132-я пехотная дивизия, осуществлявшая наступление в направлении хутора Мекензи (ныне ж/д станция Мекензиевы горы). За два месяца артиллеристы произвели более 300 выстрелов каждым орудием, в то время как технологическая норма предусматривала 200, что привело к полному износу орудийных стволов. По этой причине 1 декабря 1941 года начались работы, имевшие целью замену орудийных стволов 1-й башни. Работы производились специалистами Артиллерийского ремонтного завода № 1127 (возглавлял бригаду С. И. Прокуда). Во время работ по замене в декабре 1941 года огонь вела только 2-я башня.

17 декабря 1941 года противник начал второй штурм города. 35-я ББ вела интенсивный обстрел позиций вермахта. Неожиданно раздался сильнейший взрыв. Как показало проведённое позже расследование — из-за преждевременного выстрела (пороховой заряд воспламенился, когда затвор орудия был закрыт не полностью). 2-я башня взорвалась и была выведена из строя. Около 40 человек орудийной команды погибли. В настоящее время на территории Музейного историко-мемориального комплекса Героическим защитникам Севастополя «35 береговая батарея» находится установленный им памятник. 2-я бронебашня была восстановлена в боевых условиях всего за 2,5 месяца. Восстановительные работы и замену стволов провели рабочие Севастопольского Морского завода имени С. Орджоникидзе.

За решающий вклад в дело героической обороны Севастополя Приказом НК ВМФ № 138 от 18 июня 1942 года 1-му отдельному артиллерийскому дивизиону Береговой обороны Черноморского флота, в состав которого на тот период входила 35-я бронебашенная батарея, было присвоено гвардейское звание.

В июне 1942 года 35-я ББ вела массированный огонь по германским войскам. После того как оказалась в окружении и была взорвана 30-я береговая батарея, 35-я ББ оставалась единственным резервом тяжёлой артиллерии Севастопольского Оборонительного Района (СОР). Противник наносил по её территории мощные авиационные удары. Один из налётов 23 июня 1942 года стал причиной выхода из строя 1-й бронебашни. В конце июня 35-я ББ стала местом дислокации командных пунктов Приморской армии и СОР. 30 июня командующий СОР вице-адмирал Ф. С. Октябрьский отправил в адрес Народного комиссара ВМФ шифрограмму:

Противник прорвался с Северной стороны на Корабельную сторону. Боевые действия протекали в характере уличных боёв. Оставшиеся войска устали (дрогнули), хотя большинство продолжает героически драться. Противник усилил нажим авиацией, танками. Учитывая сильное снижение огневой мощи, надо считать, в таком положении мы продержимся максимум 2—3 дня. Исходя из данной конкретной обстановки, прошу Вас разрешить мне в ночь с 30 июня на 1 июля вывезти самолётами 200—500 человек ответственных работников, командиров на Кавказ, а также, если удастся, самому покинуть Севастополь, оставив здесь своего заместителя генерал-майора Петрова.

Разрешение на эвакуацию командного состава было получено.

30 июня 1942 парашютная группа особого назначения ВВС ЧФ под командованием старшего лейтенанта Валериана Константиновича Квариани прибыла на 35-ю береговую батарею и здесь была переименована в «Группу особого назначения ЧФ» («Группа 017»). Её численность была доведена до роты за счёт личного состава 35-й батареи и нескольких охранных подразделений.
На группу особого назначения были возложены охранные и комендантские обязанности внутри батареи и на Херсонесском аэродроме. А после последнего заседания Военного Совета флота и Приморской армии 30 июня 1942 года, принявшего решение о своем убытии на Северный Кавказ посредством самолётов и подводных лодок, перед группой была поставлена задача по охране и сопровождению командиров и ответственных лиц на рейдовый причал с посадочными талонами на подводные лодки, также осуществлять охрану Херсонесского аэродрома во время прилётов транспортных самолётов и обеспечивать соблюдения порядка при посадке по посадочным талонам, в условиях нахождения там неуправляемой многотысячной вооружённой массы военных и гражданских лиц.
После завершения эвакуации командования СОР, в течение дня 1 июля 1942 года произошло разделение парашютистов-спецназовцев на примерно две равных части. Одна группа, оставшись на мысе Херсонес, приняла участие в проходивших там завершающих боях за Севастополь. Другая группа, достав шлюпки и погрузив туда провизию, воду и боеприпасы, ушла в открытое море в направлении северокавказского побережья.
Начались атаки самолётов. Моторы катеров перегревались и часто глохли, так как катера были перегружены. По свидетельству командира группы 017 старшего лейтенанта В. К. Квариани, членов группы старшины А. Н. Крыгина, Н. Монастырского, сержанта П. Судака, самолёты противника, заходя со стороны солнца, стали их бомбить и обстреливать из пулемётов по выбору.

После последнего заседания Военных советов СОР и Приморской армии Ф. С. Октябрьский (в других источниках — генерал-майор Моргунов) приказал командиру батареи А. Я. Лещенко организовать прикрытие эвакуации и после израсходования боезапаса взорвать орудия и механизмы. 1 июля 2-я башня произвела обстрел практическими снарядами немецкой 72-й пехотной дивизии, атакующей в районе мыса Фиолент, так как боевые на тот момент уже закончились. Последний раз батарея нанесла удар в упор шрапнелью по врагу в район Камышовой балки. В ночь с 1 на 2 июля были подорваны обе башни и силовая станция. Потерны и большинство помещений орудийных блоков не были разрушены и вплоть до 12 июля 1942 года продолжали служить укрытием для последних сопротивлявшихся защитников Севастополя.

Приказом Народного комиссара ВМФ от 4 декабря 1943 года башенная батарея № 35 была исключена из состава Военно-морского флота, как погибшая при выполнении боевых заданий.

30-я береговая батарея в Севастополе

30-я береговая батарея — легендарное оборонительное сооружение и шедевр фортификационного искусства, расположенное в севастопольском микрорайоне Любимовка. Своему второму названию «Максим Горький I» фортификация обязана немцам.

30-я береговая батарея известна тем, что в годы Великой Отечественной войны она играла роль огневого щита. С 1941 по 1942 годы сооружение не позволяло противникам подступиться к Севастополю. Во время обороны города с устройства было произведено больше тысячи выстрелов. Следует отметить, что артиллерийские установки, которыми была оборудована «тридцатка», могли посылать снаряды на 40-километровое расстояние. Вес каждого составлял полтонны. Сооружение было настолько крепкое, что могло уцелеть даже после попадания в него авиационной бомбы.

Подобных фортификаций на территории Советского Союза было немало. Однако только 30-й береговой батарее в Севастополе удалось сохраниться лучше всех. После окончания войны сооружение восстановили и оснастили 6 орудиями, радиолокационной станцией и современными системами наведения.

Несмотря на то, что военный объект действующий, последние выстрелы из него были произведены в 1958 году при съёмке фильма «Море в огне».

Экскурсия на 30-ю батарею

К сожалению, приобрести организованный тур к сооружению вам вряд ли удастся. Всё дело в том, что «тридцатка» находится на территории действующей воинской части. Чтобы посмотреть своими глазами на уникальный объект, нужно получить специальное разрешение. С соответствующим запросом можно попытаться обратиться в пресс-службу Черноморского флота.

В случае положительного ответа, не ограничивайтесь только внешним осмотром комплекса. Посетите и казематированное помещение батареи. Перед входом в каземат установлен мемориал в честь защитников сооружения. Внутри вам предстоит пройтись по длинным коридорам, проходящим под двумя орудиями 30-й батареи. О печальных событиях тех времён посетителям напоминают висящие на стенах таблички с именами. Видели ли вы когда-нибудь бронедверь? Здесь ей снабжено каждое помещение.

В длинных коридорах расположены и «внутренности» сооружения — системы управления, командный мостик, пост управления огнём, снаряды, подающие механизмы, пороховые заряды, переговорное устройство, коммуникации, желоба и тому подобные.

История создания 30-й береговой батареи

Годом строительства сооружения считается 1913. В те времена эта местность называлась Алькадар. Известно, что разработкой проекта занимался инженер Буйницкий. В расчёт принимались и рекомендации известного фортификатора Цезаря Кюи.

Спустя год работы по строительству батареи приостановились. Возобновились они лишь в 1928 году. В планах разработчиков значилось создание полностью электрифицированного сооружения. Для выполнения операций по наведению и заряжанию орудия батарею снабдили 17 электродвигателями. Причём все они находились под землёй, в специально отведённых для этих целей помещениях. Над земной поверхностью выступали лишь 305-миллиметровые орудийные башни.

В 1934 году сооружение протестировали. После артиллерийских стрельб фортификации был присвоен 30-й номер. Первым, кто командовал «тридцаткой», был капитан Ермил Донец.

В последующие годы сооружение модернизировалось и достраивалось. К началу Второй Мировой войны на территории города было две ББ (бронебашенная батарея), одна из которых называлась 35-ая.

Как добраться

От центра города закрытый объект отделён Севастопольской бухтой, преодолеть которую можно только на плавательном средстве. Такой фактор создаёт незначительные неудобства, которые легко решаются благодаря развитой транспортной системе города.

Комбинированный вариант: на железнодорожном вокзале Севастополя садитесь на маршрутное такси № 109, № 120 или троллейбус № 12. Выходите на остановке «Площадь Нахимова». Дальше около шести минут идёте пешком до Графской пристани. Там ждёте катер, который доставит вас на противоположный берег. Интервал движения транспорта — 10–17 минут. На площади Захарова нужно будет сесть на маршрутку № 36. Она доставит вас до остановки «Совхоз «Перовской». Потом ещё немного пройтись, следуя на север, пока перед вами наконец-таки не появится бронебашенная батарея. От автостанции «Северная» до «Совхоз «Перовской» также можно добраться на маршрутке № 45.

На автомобиле: от городского аэропорта до «тридцатки» можно быстро, в течение 11 минут, доехать на машине. Направляйтесь на юго-запад по Т2707. Батарея будет справа.

На такси: значительно сократить путь вам поможет такси. Пассажирскими перевозками в Севастополе занимаются «СЕВТАКСИ», Pickup, Maxim, «Такси Метро».

Видео-экскурсия по 30-й батарее в Любимовке

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *