ЕПИСКОПСКИЙ ЗАМОК В КУРЕССААРЕ

Курессааре (крепость)

Крепость Курессааре (эст. Kuressaare piiskopilinnus, нем. Schloss Arensburg) в городе Курессааре, в Сааре-Ляэнеском епископстве была построена на месте древнего торгового порта, где уже тысячу лет назад концентрировались важнейшие торговые пути.

Небольшую крепость, возведенную в конце XIII века, после восстания Юрьевой ночи, которое длилось с 1343 до 1345 года, перестроили в большую крепость типа конвента с внутренним двориком. Её часто использовали как резиденцию епископа. Строительство крепости было завершено примерно в 1400 г. Главным этажом был второй, где содержится ряд дворничих представительских помещений. Особенно привлекательны, расположены в юго-западном крыле, праздничный директорий и часовня, а также крестовые ходы. Первый этаж использовался как склад, а третий — как оборонительный.

Двор окаймлен крестовыми ходами, в одном углу крепости возвышается сторожевая башня Стурвольт, а в другом — стройная сторожевая башня Длинный Германн. Последнюю отделяет от других частей крепости глубокая шахта, через которую ранее был перекинут подъемный мост. За зубчатыми краями стен есть открытые оборонительные ходы.

В XV веке основную крепость окружили просторной передней крепостью, которую в XVI—XVII вв. реконструировали в земляные укрепления с четырьмя мощными угловыми бастионами. Земляные укрепления окружает в свою очередь заполнен водой ров.

Куресаареская крепость — почти единственная в Эстонии крепость, дошедшая до наших дней. Это лучше всего сохранившаяся крепость Старой Ливонии. Ливонская война, которая нанесла огромный ущерб материковой части Эстонии, не зацепила Куресаарескую крепость, но она была частично повреждена во время Северной войны в 1711 г. Повреждение быстро устранили.

Первые реставрационные работы были осуществлены в 1904-1912 гг., когда крепость была приспособлена под резиденцию сааремааского рыцарства. Масштабные реставрационные работы были осуществлены в 1968-1985 гг. В ходе этих работ были восстановлены разрушенные верхние части башен, а также средневековый внешний и внутренний вид. В крепости находится музей Сааремаа, а просторная территория передней крепости стала местом проведения различных мероприятий под открытым небом. Окрестности крепостного рва превратились в живописный парк.

> См. также

Епископский замок Курессааре — средневековая крепость острова Сааремаа

Главной достопримечательностью города Курессааре, да и, возможно, всего острова Сааремаа, является средневековый епископский замок. Его история началась в XIII столетии и продолжается по сей день. Стоит отметить, что замок Курессааре – это единственная из сохранившихся в Прибалтике построек, которая за многолетнюю историю не претерпела существенных изменений.

Старинная крепость стоит в центре города, окружённая глубоким наполненным водой рвом. Её стены и сейчас выглядят неприступными. В качестве строительного материала для замка использовался доломит, считающийся одним из символов острова Сааремаа. Отличительными чертами курессаареской крепости можно назвать стильность, строгость архитектуры и величественную красоту.

Точная дата начала строительства главного замка острова Сааремаа, к сожалению, не установлена. Предполагается, что закладка крепости произошло в 1322-38 гг, во время правления епископа Якоба. Первое письменное упоминание о замке датировано 1381 годом. Считается, что закладка комплекса началась со строительства башни Длинный Герман ещё в XIII столетии, вокруг которой с течением времени появились другие постройки.

Замок Курессааре изначально планировался как административный центр, где можно было бы проводить собрания и в то же время выдерживать осаду в случае атаки неприятеля. До начала Ливонской войны крепость использовалась также в качестве резиденции Эзель-Викских епископов. В 1559 году замок был продан епископом Йоханнесом V Мюнхгаузеном датчанам. В придачу к нему прилагались и другие епископские владения на Сааремаа.

Датский период владения крепостью ознаменовался модернизацией системы укреплений. Используя старую крепостную стену, новые хозяева соорудили систему с толстыми земляными валами и бастионами, которую окружили рвом шириной 30 метров, который заполнялся морской водой. Собственно, в таком виде укрепление предстаёт взору путешественников и сегодня.

В 1710 году замок Курессааре перешёл в собственность Российской Империи. Однако, в качестве оборонительной крепости в период русского правления он не использовался. Более того, в 1783 году конвентский дом Курессаре (так звучит ещё одно название крепости) был вообще исключён из списка оборонительных сооружений, а после захвата Финляндии Российской Империей напрочь утратил своё опорное значение.

Сегодня в замке Курессааре открыт музей. Здесь можно ознакомиться как с историей города и острова Сааремаа, так и посетить старинные мастерские, работающие во дворе. Вход во двор крепости остаётся бесплатным, однако для посещения внутренней экспозиции придётся приобрести билет.

Адрес епископского замка Курессааре:
Lossihoov tn 1, Kuressaare

ДРУГИЕ ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ КУРЕССААРЕ


ПРОГУЛКА ВОКРУГ КРЕПОСТИ
Крепость Курессааре снаружи
КРЕПОСТНОЙ ДВОР
Двор Епископского замка

Первая каменная Курессааре крепость, сооруженная на Сааремаа датчанами (1222 год), с отдельно стоящей башней, возведенной в центре двора крепости. Роль центральной сторожевой башни выполняла здесь сохранившаяся в теле нынешнего здания конвента башня Длинный Герман. Сторожевая башня имела несколько функций. Она предусматривалась, в первую очередь, для несения сторожевой службы и для руководства боем, который происходил вне стен крепости-кастелла, в случае же вторжения неприятеля башня служила последним убежищем для небольшого числа защитников. Форма башни по своей архитектуре весьма схожа со сторожевыми башнями немецких горных замков (bergfried). Башня во всех отношениях отвечает требованиям сторожевой службы. Здесь имеется подвал без окон высотой 9 м, куда можно попасть лишь через отверстие в сводчатом потолке. Это небольшое темное помещение использовалось, по всей видимости, и в качестве склада провианта, а в исключительных случаях здесь, возможно, держали и заложников. Высота башни 29 метров, она имеет пять этажей. Единственный вход расположен на высоте 10 метров от земли и ведет на второй этаж. На третьем, четвертом и пятом этажах башни сооружены примитивные камины. Нижние этажи имеют смотровые щели и бойницы, верхний этаж – два небольших оконца. Открытая платформа на сводах верхнего этажа предназначалась для несения сторожевой службы. Здесь же неприятелю оказывалось последнее сопротивление. Пол платформы водонепроницаемый. Платформу окружал зубчатый бруствер.

Сторожевую башню в Курессааре окружали стена и ров шириной 20 м, заполненный морской водой. Территорию в виде регулярного прямоугольника размером 66,8Х86,5 м опоясывала стена толщиной от 1,8 до 2,4 м. Эта стена еще и сейчас сохранилась в толще земли на высоту до 2,5 м. На планах крепости, датированных 17 веком, указана старая стена кастелла и квадратная в плане башня в западном углу кастелла. На плане обозначены также крестовый свод башни и ее название – башня Вольфа.

В зодчестве замка-крепости Курессааре наибольшую ценность с точки зрения монументальной архитектуры представляет построенное в 16 веке главное здание типа конвента. Здание конвента в Курессааре имело в плане форму, близкую к квадрату. Протяженность внешних стен от 42,76 м до 43,12 м. Со стороны внутреннего двора здание конвента окружено двухэтажной сводчатой галереей — так называемым клуатром, или крейцгангом. По лестнице, которая начиналась в северовосточном крыле здания вблизи ворот, попадали на главный этаж здания. Через клуатр попадали в жилые помещения епископа, расположенные в северо-западном крыле конвента, а также а парадный рефекторий (трапезную) и часовню в юго-западном крыле, далее в общую трапезную и на кухню, в дормитории (спальные залы) в юго-восточном крыле и еще в один дормиторий в северо-восточном крыле.

На первом этаже замка Курессааре размещались, в основном различные складские и хозяйственные помещения. Рядом с изоляционной шахтой, окружающей сторожевую башню в юго-восточном крыле, размещалась кухня с очагом-кожухом, по соседству с ней помещение для выпечки хлеба и подсобные кухонные помещения. Затем следовало помещение, где находился колодец, а под кухней с очагом-кожухом, расположенной на главном этаже, была пивоварня. В юго-западном крыле, замка Курессааре, под парадным рефекторием размещался один из гипокаустов – вид калориферной отапительной системы того времени, второй такой же гипокауст находился под средним жилым покоем епископа.

В период завершения строительства здания конвента (около 1380 года) окружавшая его стена кастелла уже не отвечала повышенным оборонительным требованиям, поскольку она была расположена слишком близко к зданию конвента и не имела фланкирующих башен. Возведение новой мощной стены предзамкового укрепления протяженностью около 600 метров и с полсотней бойниц было закончено к тридцатым годам 15 века. Предзамковое укрепление имело небольшие полукруглые фланкирующие башни, состовлявшие в плане три четверти круга. До наших дней сохранилась малая башня Идаторн (восточная) (диаметр 5,95 м). В середине 15 века эти стены были надстроены на 2 метра. Кроме того, были возведены большие, в плане полукруглые и круглые. Из последних сохранились до наших дней башни Кагуторн (юго-восточная) (диаметр 13,1 м) и Лыунаторн (южная) (диаметр примерно 13 м), а также нижний этаж башни Пыхьяторн (северная) (диаметр 14,4 м, размер бойниц 35Х97 см). Эти невысокие двухэтажные башни не имели крыши и над стенами предзамкового укрепления возвышались незначительно.

В начале 17 века средневековые каменные крепости Курессааре теряют свое оборонительное значение, поскольку они не могли противостоять разрушительной мощи огнестрельного оружия. Заканчивается история строительства укрепленных замков. Следующий этап строительства оборонительных сооружений – земляных укреплений и бастионов – относится уже к истории строительства крепостей.

О времени сооружения первых земляных укреплений Курессаареского епископского замка и их кофигураций достоверных сведений не сохранилось. В 1562 году уже проводились работы по модернизации замка. После смерти герцога Магнуса (1583) датский король, в свою очередь, усиливает мощь Курессаарского замка-крепости. Предпологают, что примерно в 1600 году форбург был окружен земляными укреплениями, состоявшими из куртин и бастионов. На плане замка – крепости Курессааре, составленном в 1641 году шведским инженером – фортификатором Георгом Швенгельном, уже нанесены четыре бастиона с куртинами между ними.
После перехода замка – крепости Курессааре от датчан к шведам последние приступили к модернизации крепости. Проекты модернизации разрабатывали инженеры – фортификаторы Иоган Роденбург (1650), Иоган Вэрншэльд (1652-1674), Пауль Эссен (начиная с 1676) и, наконец, Эрик Дальберг (1684-1685).

В период Северной войны (1711) замок – крепость Курессааре сильно пострадал. Было сожжено здание конвента, взорваны бастионы. По окончании Северной войны замок – крепость Курессааре долгое время остовался в разрушенном виде. Только в 1762 году восстановили крышу над юго-западным и северо-западным крылом здания замка. В полном объеме крышу над зданием восстановили лишь спустя сорок лет.

В 18 веке и в первой половине 19 века здание конвента использовалось как складское помещение для хранения зерна, а начиная с 1868 года здесь размещалась богадельня. В 1781-1783 годах здание конвента было погашено в списках крепостей, но приступили к модернизации земляных укреплений. Толщину стен куртин и бастионов увеличили почти на полтора метра, все они, включая и равелины, были облицованы чисто отесаным доломитовыми блоками. Здания, расположенные на территории замка – крепости Курессааре, относятся к концу 18 века: гаупвахта (1790, теперь контора музея), дом коменданта (1791, теперь здание архива), дом комендантской службы (1792, теперь хранилище фондов), офицерские дома (1792-1793; один из домов был снесен), солдатские казармы (1788). В период с 1810 по 1832 год производился лишь текущий ремонт крепости.

В 1836 году Курессаареские укрепления были окончательно погашены в списках крепостей. Замок – крепость Курессааре и земляные укрепления передали в ведение сааремааского рыцарства. Уже в тот период замок-крепость нуждался в ремонте, однако необходимые средства для этого были собраны лишь в начале прошлого века.

Сейчас на территории замка – крепости Курессааре расположен Сааремаарский краеведческий музей. Реставрационные работы в основном завершены.

Легенда о Львиной яме

В башню Длинный Герман, которую в народе называют Тюремной башней можно попасть по мостику через изоляционную шахту глубиной 10 метров. С мостика можно увидеть данскеры или туалеты. Шахта также служила как колодец для сбросов отходов.

Как рассказывает легенда. Сааре-Ляэнеский епископ обычно посещал Сааремааские владения весной и осенью. В его обязанностях на важном месте были судебные разбирательства. По легенде высочайший суд заседал в рядом находившемся дормитории или так называемом зале суда. Смертные приговоры приводили в исполнение тут же и в довольно своеобраздной форме. В стене зала суда открывалась дверь шахты, на дне которой держали голодных львов. Приговоренного к смерти сбрасывали прямо из зала суда на съедение львам. Львы приводили приговор сразу же в исполнение, моментально разрывая на куски бедного приговоренного. Шахту, окружающую башню Длинного Германа или Сторожевую башню и сейчас называют Львиной ямой.

Из истории известно, что действительно в шахте нашел свой конец епископ Хенрик 3, которого убили во время ссоры с членами капитула в замке в 1381 году. Это было первое в истории упоминание о Курессааре, хотя не было упомянуто о замке.

Неизвестно, как часто использовали Сторожевую башню в качестве тюрьмы. Есть один конкретный случай. В 1582 году датский наместник Юрген Фаренсбах арестовал в связи с торговой ссорой, сначала городского секретаря города Курессааре, затем бургомистра, его жену и потом ратманов. Он заключил их на 11 дней и ночей в подвал башни, где обычно держали «жуликов и воров».

Легенда о замурованном рыцаре

Легенда гласит, что в 1785 году русский инженер, создававший план здания конвента нашел замурованный подвал в восточном углу внутреннего дворика замка. Посередине подвального помещения находился стол, за которым в кресле, обитом кожей сидел мужской скелет. При прикосновении скелет якобы обрушился на пол, но до этого учитель рисования городской школы успел с рыцаря сделать набросок. Дело имелось с останками рыцаря, замурованного живым по велению епископа во время реформации (первая половина шеснодцатого века). Так как католический Сааре-Ляэнеский епископ вроде бы покорился протестантским вассалам, он обратился с просьбой о помощи к Римскому папе. Последний отправил на место законодателя испанского происхождения инквизитора, чью набожность и стойкость ипытали вассалы с помощью белокурой девушки. И рыцарь влюбился в девушку, попав в противоречие, существующим в католической церкви требованиям целибата. Вскоре все раскрылось – волосы девушки сбрили и отправели ее на испытание в Каармаский монашеский монастырь. Влюбленный инквизитор решил спасти девушку из монастыря, но письмо, спрятанное в горбушке хлеба попало вместо монастыря на стол епископа. Теперь нашли, что святой муж окончательно сбился с правильного пути и его живым замуровали в подвале Курессаареского замка. До наших дней помнят этот подвал под именем подвала замурованного рыцаря.

При подготовке данной статьи была использована брошура: К. Алуве «Замок Курессааре».

Курессааре епископский замок сторожевая башня замка
Курессааре епископский замок Курессааре епископский замок
один из многочисленных залов замка Курессааре камин в замке Курессааре
интерьер замка Курессааре коридоры замка Курессааре
экспонаты краеведческого музея в замка Курессааре экспонаты краеведческого музея в замка Курессааре
старинное оружие средневековое оружие в музее замка Курессааре
экспонаты второй мировой войны в музее замка экспонаты второй мировой войны в музее замка
экспонаты второй мировой войны в музее замка экспонаты краеведческого музея в замка Курессааре
пожарная карета экспонаты краеведческого музея в замка Курессааре
подвал замка Курессааре старинная пушка у ворот замка

внутрений двор замка Курессааре входные ворота в замок Курессааре внутрений двор замка Курессааре
внутрений двор замка Курессааре замок Курессааре
замок — крепость Курессааре мост через ров замка Курессааре

Курессааре. Часть 1: замок Аренсбург

На эстонских островах мой долгий цикл постов о Прибалтике плавно подходит к концу. В прошлой части были последние посещённые мной и самые живописные этнографические музеи трёх стран — два хутора Михкли. Теперь покажу последний на эту серию и самый хорошо сохранившийся замок Прибалтики. Он находится на острове Сааремаа, в городке Курессааре (при немцах Аренсбург, при советах Кингисепп) — маленькой (14 тыс. жителей) столице Моонзундского архипелага. О замке — только первая часть, а будет и вторая — о городе.
Замок Аренсбург («Орлиный город») известен в хрониках с 1381 года, но позади у него к тому времени было добрых полтора века. В 1227 году крестоносцы покорили остров Эзель, но так как земля была глухой и дальней, а местные племена были самыми развитыми среди прото-эстонцев и даже имели до 1340-х годов некоторую автономию, освоение Моонзундов шло достаточно медленно. Большая часть Эзеля вошла в состав Эзель-Викского епископства, центр которого трижды смещался на северо-запад — сначала Пернау (Пярну), затем Леаль (Лихула), а с 1265 года Гапсаль (Хаапсалу), бывший в сущности «старшим братом» будущего Курессааре. В 1297-1302 годах епископство ввязалось в войну с Орденом, которую быстро и безоговорочно проиграло, и видимо после этого решило дистанцироваться от ливонских распрей и сосредоточиться на морской торговле — благо, через его острова пролегал путь в ганзейский Ревель. Видимо, примерно тогда же оно сделалось двуцентрическим — капитул продолжал заседать в Гапсале, а епископ перебрался на Эзель. Эстонское название Курессааре («Журавлиный остров») изначально, по одной из версии, относилось ко всему острову (а Сааремаа — Островная земля — стало быть, к архипелагу), и рискну предположить, замок поначалу назывался просто Эзель, и потому эстонское название постепенно «сузилось» до его пределов. К моменту первого упоминания (в связи с дворцовым переворотом, когда очередной епископ был убит заговорщиками, а на его место поставили родича орденского магистра Книпроде) Аренсбург представлял собой уже вполне готовую и заселённую епископом со двором крепость, и в этой глуши сохранился с тех пор почти целиком. При этом статус города (Рижское право) замковой слободке дали в 1563 году лишь датчане (владевшие островом в 1559-1645 годах, купив его у епископа и потеряв в войне с Швецией), но ни одной войны со времён восстания Юрьевой ночи (на островах — в 1343-44 годах) сюда не доходило, а когда в Северную войну отступавшие войска решили взорвать замок, на острове просто не нашлось достаточного количества пороха. Всё это время замок достраивался, расширялся, прирастал стенами, башнями, рвами, бастионами, при этом почти ничего не теряя, и после Северной войны оставался действующей крепость до 1839 года. Крупнейшие реставрации он проходил в 1903-11 годах (когда в него заселился основанный в 1865 году музей) и 1960-80-е в лучших советских традициях. В общем, по крайней мере среди ливонских замков он самый аутентичный и один из самых красивых. У музея есть отличный сайт с полноценным и написанным без малейшего «акцента» русскоязычным разделом. А вот переснятная в самом замке схема (перевёрнутая, то есть север снизу), на которой хорошо видны конвент 14 века, форбург 15 века, перестроенный в бастионную крепость при датчанах, недостроенные шведские равелины рубежа 17-19 веков и окружающий всё это дело парк с курзалом и вокзалами давным-давно разобранных узкоколеек.

2.
Из трёх равелинов шведы толком успели достроить только Северо-Восточный. Вот как он выглядит с Южного бастиона:
3.
На Северо-Западном равелине лишь валы:
4.
На юго-восточном — мемориал жертвам фашизма (1965) с надписью «Люди, будьте бдительны!», как ни печально, всё ещё актуальной на востоке Европы:
5.
Через Северо-Восточный равелин лежит дорога к главным воротам замка — они запечатлены на заглавном кадре, а тут справа видна Артиллерийская башня — единственная уцелевшая из укреплений форбурга и самая «зареставрированная» среди всех построек замка.
6.
Вид в обратную сторону. В одной из этих двух вилл, той что справа — гостиница, где ещё в 1970-е годы в номерах стояли керосинки на случай поломки динамо-машины в замковых подвалах. Ворота в этом месте пробили в 1684 году, с началом строительства бастионной крпости. Строил её, кстати, как и шведские бастионы Нарвы, Таллина и Пярну, всё тот же Эрик Дальберг:
7.
На кадре выше обратите внимание на погреб, ставший подклетом одной из вилл. Теперь в нём что-то вроде кафе или просто место для посиделок:
8.
Следующий рубеж — бастионная крепость, построенная между прочим в начале 17 века датчанами на месте крепостных стен 15 века. Тут надо сказать, что в Эстляндии Дания не оставила почти ничего — огрызок стены где-то в таллинских дворах (мы его не нашли), возможно какие-то редкие фрагменты замков да легенда о том, что именно там возник датский флаг. Так что эта стена — видимо, крупнейшее наследие Дании в постсоветских странах:
9.
Прежде на месте бастионов стояли стены и башни 15 века, общей протяжённость 625 метров — это размер небольшого кремля. Ныне одинокая Артиллерийская башня — самый неаутентичный элемент замка, чуть ли не реплика советских времён. Вход около неё был главным изначально, до шведской реконструкции крепости. А на заднем плане курзал и летняя сцена — как и Гапсаль, ещё в 19 веке Аренсбург начал превращаться в тихий аристократический курорт.
10.
Ещё пара видов внешней крепости — как видите, тут идёт очередная реставрация, начатая в 2010-м году:
11.
12.
Виды тех же куртин изнутри. Отдельно меня впечатлил огромный (метров 5 в диатре) мяч, никак не закреплённый на земле и неторопясь перекатывающийся от ветра, подскакивая на фундаментах стен.
13.
Общий вид форбурга. Русские войска, просидев в крепости год, в 1711 её покинули — точно не знаю ни почему, ни кто именно пытался взорвать замок при отступлении. Возродили крепость в 1761 году, впервые подремонтировали конвент и башни, и видимо тогда же построили эти домики у входа. Конвент был выведен с баланса крепости в 1783 года, но сама крепость, как уже говорилось, функционировало до 1839 года.
14.
Справа от входа — офицерская казарма и пара верстовых столбов вроде того, что мы видели на хуторе Михкли Сааремасском.
15.
Слева — резиденция коменданта:
16.
Два колодца — левый на форбурге, правый в конвенте:
17.
Собственно конвент. На фотографиях, сделанных со стен, он кажется часто совсем маленьким, а на самом деле довлеет над головой: стороны квадрата по 43 метра, высота башен до 37 метров — одно из самых грандиозных средневековых сооружений, что я видел. Две башни на фасаде — Сторожевая и Оборонительная, они же — непременный Длинный Герман (по одной из версий, построен в 1260-е годы, когда остального замка ещё не было и в планах) и сугубо местный Упрямый Волк (Стурвольт), с нижних ярусов которого и началось строительства замка в 1320-е годы. Капитально расширять замок стали после восстания Юрьевой ночи, и основная его часть (включая, по другим версиям, и Длинного Германа) воздвигнута в 1345-65 годах, и хотя отдельные части разрушались и восстанавливались (скажем, новодельность верхушки Длинного Германа вполне заметна), всё же в целом он сохранился облик 14 века. По очертаниям соревноваться с ним в аутентичности мог бы Вендау (Вентспилс), но тот в «шкуре» 18-19 веков. Кроме того, хотя здесь были епископские владения, устройства замка типично орденское, и именно в таких сооружениях, градиозных и в наше время, сидели псы-рыцари, примерно такими увидело ливонские замки войско Ивана Грозного.

18.
Вид с другой стороны. Простое и грубое сооружение, по сути дела казарма для рыцарей, хотя ведь конкретно в этом замке обитал Эзель-Викский епископ. Резная деталь балкона — едва ли не единственное украшение. У подножья конвента — местное Певческое поле, даже с башней для огня.
19.
Замковый двор, виды обеих башен. Вход по длинной тёмной галерее, где стоит действующая пушка 1803 года — старейшая в Эстонии из «боеспособных».
20.
Оттуда же можно спуститься в подвал с экспозицие природы Сааремаа, причём чучела ещё довоенные. Замок пронизан музеем, обсновавшимся при реставрации 1903-11 годов на верхних этажах и со временем заполнившим всё огромное здание.
21.
Из музейного подвала куда-то наверх вела узкая лестница, по которой я прошёл в галерею под стрельчатыми сводами, опоясывающую замковый двор на уровне бельэтажа (то есть «полуторного» этажа над подклетом), на котором неплохо сохранились интерьеры епископской резиденции:
22.
Из галереи я свернул в епископские покои, запомнившиеся не столько интерьером, сколько потрясающе красивыми деревянными гербами на стенах:
23.
Ещё я видел такие в таллинском Домском соборе, и вроде бы где-то ещё — это наследие уже не епископства, а вполне мирских остзейских баронов, что-то вроде посмертных эпитафий умершим представитлям разных родов, и по крайней мере аренбургские гербы вырезаны в конце 17 века. Самый красивый из них:
24.
Камин с орлом — вполне себе средневековый, ведь орёл был символом Эзель-Викского епископства (отсюда и Аренсбург — Орлиный город):
25.
Следующее помещение я было принял за капеллу, но это всего лишь трапезная. Что за гири висят в окнах — не знаю, а дверь слева ведёт всё в ту же галерею:
26.
В трапезной звучала очень красивая музыка, создавала которую вот эта девушка с виолончелью. За её спиной — алтарный рельеф «Венчание Богородицы», созданный по заказу одного из епископов в начале 16 века мастером из Любека. В 1547-1910 он хранился в церкви села Каарма (об этом грандиозном сооружении и ему подобных будет отдельный пост) подальше от Реформации, а в замок вернулся уже когда его обживал музей.
27.
И лишь после трапезной — капелла, которая здесь действительно всего лишь домовая церковь, а не домский собор, как в Гапсальском замке. На левом кадре — новодельные (1905 год) росписи и гербовые доски Эзель-Викского епископства, включая уже знакомого орла (кстати, по некоторым данным, прото-эстонцы принимали его за журавля, и тогда название Курессааре как Журавлиный остров вполне логично и действительно относилось к со всех сторон окружённому рвом замку):
28.
А это уже около Длинного Германа — от остального замка его отделяет многоярусный «тамбур» Львиная пасть, в подвале превращающийся в пытошную (из-за названия появилась легенда, будто бы узников скармливали львам, что отражено в звуковом сопровождении подвалов), но на большей части ярусов это чисто хозяйственное помещение, через которое проходит, например, сливная шахта данскеров (туалетов) или трубы каминов:
29.
Следующий этаж таки удалось частично взорвать в Северную войну, и он куда менее аутентичен. Вот скажем интерьеры начала ХХ века. Замок так огромен, что в нём нетрудно заблудиться, и в этом помещение меня как-то занесло на обратном пути, а где оно расположено относительно других — напрочь не вспомню:

30.
Здесь уже царство музейных экспонатов. Причём витрины в основном старые и пыльные, таблички продублированы на русском, но не английском — всё указывает на то, что музей не обновлялся с советских времён:
31.
А экспонаты попадаются очень интересные — вот например священный камень, служивший в дотевтонские времена алтарём какой-нибудь священной рощи. На врезке — зернотёрка из инвентаря первобытных людей:
32.
В зале, посвящённом Эзельскому уезду Лифляндской губернии, я понял, что нахожусь в едва ли не крупнейшем музее Эстонии и уж точно лучшем из региональных краеведческих. В России это был бы уровень крупного областного центра:
33.
Слева обломки кораблей, справа — резная мебель. Штуковина с колесом — ни что иное, как архаичная дрель:
34.
Магазин с очаровательным евреем, вырвавшемся за Черту оседлости:
35.
Следующий зал посвящён «оккупации», и сделан явно не в 1970-е годы. Из всяких советских притеснений на островах чаще всего вспоминают погранзону, осложнявшую островитянам выход в море, а всем остальным — попадание на острова. Мемориальная доска тоже не случайно — эстонский революционер Виктор Кингисепп был родом с Сааремаа, и при Советах в честь него умудрились назвать целых два города — Кингисепп (Ямбург) в Ленобласти появился ещё до войны как ближайший к Эстонии советский город и стало быть толстый намёк мелкобуржуазной республике, а в 1955-м переименовыватели дорвались и до Курессааре. Что интересно, обратно его переименовали аж в 1988 году — едва ли не первым в Перестройку.
36.
Свет андерграунд-культуры в оконце — об эстонских панках и их роли в восстании Прибалтики я уже писал в посте про реалии современности.
37.
Но каково же было моё удивление, когда над «оккупационным» залом вдруг обнаружился форменный зал трудовой славы, словно и не изменился с советских времён. Там ниже был Злой СССР, а тут — Добрый СССР. Эстония всё же достаточно сильная и состоявшаяся страна, чтобы признать, что в советском прошлом было и что-то хорошее, а острова тут вообще особый случай — в прошлой части я уже писал, что из-за всё той же погранзоны посторонние сюда особенно не проникали, военные и островитяне друг другу старались не мешать, а как результат — жизнь тут текла своим чередом, но с советским уровнем социалки. В общем, тут есть лёгкая и безобидная для нынешнего государства ностальгия по той эпохе. Хотя трактор явно довоенный…
38.
В основном же трудовая слава Сааремаа — рыболовецкие совхозы:
39.
Посредине, я бы сказал, не «злой» и не «добрый», а вполне беспристрастный зал с интерьерами простой советской квартиры, по воспоминаниям детства — довольно правдопободной:
40.
Пожилая пара в дверном проёме — немцы из бывшей ГДР, тоже ходили и ностальгировали. Говорят, «остальгия» и в самой Германии нынче популярна:
41.
Но «береговой швед» тут жить не смог и уплыл на утлой лодчёнке в окно за Балтийское море, на родину предков:
42.
Из «советской квартиры» дверь ведёт в деревянную конструкцию на стене, у башни Стурвольфа — она скрывает ворот решётки замковых ворот:
42а.
С лестницы можно выйти на боевую галерею у крыши — она была приспособлена для стрельбы ещё из луков, а не ружей или пушек:

43.
На площадке Длинного Германа — небольшое кафе-кондитерская:
44.
Совсем рядом — гавань Аренсбурга, некогда подходившая вплотную к замку, но с веками обмелевшая. Где-то левее границы кадра — аванпорт Роомассааре:
45.
Будем уже спускаться… В общем, на мой взгляд это лучший замок Прибалтики, сравниться с которым могут разве что литовский Тракай, опять же эстонские Нарва и Гапсаль (ну и Ревель, само собой, но там уже целая городская крепость), с порядочным отрывом Венден (Цесис). Нет, это конечно не значит, что все остальные замки Прибалтики отстой и скучища, много и других очень достойных (скажем, Бауска или Медининкай), но всё же «первую лигу» я вижу так. Жаль, конечно, что утрачен лучший замок Прибалтики в прошлом — Кёнигсберг…
46.
Спустившись, выйдем за замковый ров, к уже мелькавшему на кадре №10 деревянному курзалу (1888):
47.
Аренсбург, как и большинство остзейских курортов, начал превращаться в курортный городок с середины 19 века, и как и Гапсаль, поначалу привлекал не столько морскими купаниями, сколько лечебными грязями. В 1840-м открылась первая лечебница Норманна, в 1876-м — упомянутая в прошлой части лечебница Мержиевского, близ которой в 1894 году заработал аванпорт Роомасааре, через который а Аренсбург массово потянулись туристы. Расцвет курорта пришёлся на времена I республики — по сравнению с Пярну Курессааре считался местом более тихим, культурным и творческим. Отдыхали здесь и в советское время, но из-за статуса погранзоны — куда как локальнее. И в целом впечатление старосветского курорта с прогуливающимися европенсионерами Курессаре производит и ныне.
48.
А вот вторая достопримечательность опоясывающего замковый ров парка куда менее известна… но намётанный глаз сходу определит в этих домиках железнодорожное происхождение:
49.
В дореволюционном Аренсбурге построить узкоколейку в порт и паровой трамвай по городу планировал местный инженер Александр Полещук, но в итоге железную дорогу колеи 600мм осуществили немцы в Первую Мировую: в прошлой части я уже рассказывал об этих дорогах колеи 600мм, строившихся на Моонзундах и в Курляндии, где даже сохранился небольшой кусочек в Вентспилсе с вполне аутентичным паровозом. На Сааремаа было две линии — одна связывала Курессааре и Роомасааре и проработала до 1940 года, когда советская власть решила перешивать здешние железные дороги на широкую колею, да помешала война. Вторая линия вела к станции Хяэска в 22 километрах от города, и почему-то закрылась уже в 1923-м году. Как я понимаю, эта станция осталась именно от второй:
50.
Внутри постройки с прошлого кадра — явно каких-то железнодорожны служб или почтово-багажного отделения, ныне бар, но стоит в нём не вагончик и не локомотив, а ПАЗик:
51.
Что же до вокзала, то поначалу я ошибочно думал, что он был одним из этих зданий, на самом же деле он совсем рядом, на замковом рву, но — с другой стороны. Более того — издалека его видел, но поленился подойти и заснять, не зная, что это вокзал. Возможно, его туда перенесли с первоначального места (на поза-позапрошлом кадре как раз видно, что он мог стоять между двумя другими постройками), а возможно, просто у линий на Роомассааре и Хяэска станции были хоть и в прямой видимости друг от друга, но разные — получалось, что линии подходили с разных сторон к замку, но не огибали его, и «эти» постройки относились к ветке на Хяэска, а тот вокзал — к ветке на Роомассааре. Ниже — старая фотография этого вокзала, и внешне он с тех пор почти не изменился. есть здесь (увы, на эстонском, но фотографии перевода не требуют, слово «vaksal» — тоже). Но более того, в 1950-е годы на острове чуть было не развернулось строительство железных дорог стандартной русской колеи, которые должны были связать военные объекты, а как минимум — Курессаре и портом Орисааре напротив острова Муху. Местные жители считают, что это была бы катастрофа — на остров бы понаехал народ со всего СССР, разрушивший бы своим присутствием их привычный мирок. Но строительство Сааремааской жезеной дороги свернули в самом начале, сочтя с учётом изменения военных технологий нецелесообразным. От них тоже кое-что сохранилось, я даже помню издалека водонапорную башню, но ни я, ни Саша altsirlin, ни даже Кац не знали, что она отмечает бывшее депо. Есть на острове и бывшие вокзалы без путей по деревням, и всякие насыпи, мосты, дренажные арки, но всё как-то прошло мимо нас… .
52.
А помимо бывшей станции в окрестностях замка есть и бывшая гавань. Собственно, мелкий залив, где ныне пройдёт разве что лодка, начинается буквально через улицу от станционных построек с позапрошлых кадров. На берегу — Большой Тылль и Пирет, причём если первый как и полагается добродушно-неотёсанный, то вторая… кхм, весьма привлекательная, кабы ни тролличьи лапиши. Больше меня озадачивает сюжет — куда и откуда они тащат лодку с рыбцой? Мало того, что по легендам они из моря людей спасали, так и просто рыбе в лодке плавать как-то не к лицу. Жизнь им тут ещё не попортил Нечистый — жить им явно легко и весело:
53.
Большой Тылль оказался как бы в центре курорта, вокруг спа-отели «Георг Отс» (с прошлого кадра), «Море» (с россыпью флагов сосених стран) и «Рыцарский» (просматривается на заднем плане):
54.
А за «Рыцарским SPA», на углу улиц Вески и Вяйке-Садама (Малогаванская) стоят заброшенные амбары — это ни что иное, как портовые пакгаузы 18-го — в те времена море простиралось досюда. Более того, как я узнал по возвращении, где-то ещё дальше от нынешнего берега стоит амбар 16-го века, к которому последнее судно причаливало в 1726-м году:
55.
В следующей части погуляем по городу, который конечно же замком не исчерпывается.
ОСТРОВНАЯ ЭСТОНИЯ
Остров Рухну.
Остров Муху. Ворота Моонзундов.
Два хутора Михкли. Сааремаа и Хийумаа.
Курессааре. Замок Аренсбург.
Курессааре. Город.
Сааремаа. Природа, мызы, мельницы.
Сааремаа. Средневековые церкви.
Сааремаа. Маяки и военные базы.
Хийумаа. Порты, мызы, город Кярдла.
Хийумаа. Церкви и маяки.
На денёк в Финляндию
Таллин-Хельсинки. На пароме.
Хельсинки. Впечатления первого дня о настоящей Европе.
Описание поездки и оглавление серии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *