ОРЕНБУРГ КАРАВАН САРАЙ

50 жемчужин Оренбурга: Караван-Сарай

Архитектурный ансамбль Караван-Сарая, безусловно, является одним из наиболее впечатляющих памятников архитектуры Старого Оренбурга. Известный краевед, архитектор и историограф Оренбурга В.В. Дорофеев назвал Караван-Сарай символом города. А в Башкирии наш Караван-Сарай называют не иначе как «святыня башкирского народа».

«Отдельно стоящее грандиозное здание своей редкой и чудной постройкой приковывает глаз», – писал немецкий исследователь Теодор Базинер, совершивший в 1842 году путешествие в Хиву через Оренбург.

«Солнце только что закатилось, когда я переправился через Сакмару, и первое, что я увидел вдали, это было розового цвета огромное здание с мечетью и прекраснейшим минаретом. Это здание называется здесь Караван-Сарай, недавно оно воздвигнуто по рисунку Брюллова», — так отзывался о нашем памятнике архитектуры великий украинский поэт Тарас Григорьевич Шевченко, прибывший с конвоем в ссылку в Оренбург летом 1847 года.

«Очень интересен Караван-Сарай. Это прекрасное здание с превосходным архитектурным памятником посредине…», — отмечал нарком просвещения Анатолий Васильевич Луначарский, посетивший Оренбург в 1929 году в поездке по Среднему Поволжью.

«Все, кому пришлось посетить Оренбург, в своих высказываниях о городе непременно упоминают о Караван-Сарае как об оригинальном и прекрасном сооружении, придающем городу особый колорит», — пишет в 1966 году в своей книге доктор архитектуры из Уфы Барый Гибатович Калимуллин.

Архитектурный ансамбль Караван-Сарай. 1846. Памятник федерального значения. Автор-архитектор А.П. Брюллов. Ныне – административное здание и Соборная мечеть № 2. Адрес: Парковый проспект, 6.

История

Идея постройки в Оренбурге Караван-Сарая и ее воплощение связано с Василием Алексеевичем Перовским – оренбургским военным губернатором в 1833-1842 годах и генерал-губернатором Оренбургским и Самарским в 1851-1857 годах. В то время Башкирия административно подчинялась ему. Первоначально архитектурный комплекс Караван-Сарая предназначался для размещения органов управления так называемого Башкиро-мещеряцкого войска.

Василий Перовский

Начало Башкирскому войску было положено в 1798 году, когда из башкир Оренбургской, Самарской, Уфимской, Вятской и Пермской губерний было сформировано иррегулярное войско, делившееся на 12 кантонов. Башкирское иррегулярное войско принимало участие в Отечественной войне 1812 года. После войны к этому воинскому подразделению присоединили ещё пять кантонов мещеряков, составлявших до этого отдельное войско. Таким образом сформировалось Башкиро-мещеряцкое войско, состоящее из 17 кантонов.

Башкиры – народ тюркской языковой группы, населяющий территорию современной Республики Башкортостан и соседние территории Южного Урала.

Мещеряки – народность тюркской языковой группы, живущая в районах Среднего Поволжья; говорят на диалекте татарского языка, в настоящее время сливаются с татарами.

Поскольку органы управления Башкиро-мещеряцким войском находились в Оренбурге, то башкирам и мещерякам часто приходилось приезжать в наш город по служебным делам, а также по своим надобностям. Как писал в служебном письме в правительство В.А. Перовский, «они не имеют никакого пристанища в городе, принуждены бывают останавливаться порознь в разных частях города и слободок, по дворам знакомых, или даже нередко платить за проживку на постоялых дворах». Поэтому «в отвращение этого неудобства» Оренбургский военный губернатор Перовский решил построить постоялый двор или Караван-сарай, где башкиры и мещеряки могли бы останавливаться бесплатно.

В 1836 году военный губернатор В.А. Перовский объявил, что в Оренбурге будет построен Караван-Сарай для находящихся на военной службе башкир, «чтобы они имели более удобное помещение для себя и своих лошадей», а также:

«…чтобы башкиры имели полную возможность исполнять по своему закону требы и молитвы. Этим желали показать народу, что правительство России далеко от мысли насильственно обращать магометан в христианство…, напротив, правительство строит на свои средства мечеть, и не простую, а превосходящую все известные в крае мечети», — пишет И.В. Чернов.

Сам Василий Перовский в письме в Петербург подтверждал, что «постройка Караван-Сарая есть затея не моя, а казённая», то есть осуществляемая по Высочайшему повелению.

Караван-Сарай планировалось возвести к северу от исторического центра Оренбурга, на свободном от застройки месте. Автором проекта стал выдающийся русский архитектор Александр Павлович Брюллов, с которым Перовский находился в близкой дружбе. Проект Караван-Сарая был выполнен к январю 1837 года. Приехав в Петербург, военный губернатор В.А. Перовский представил его императору Николаю I, который 19 января 1837 года утвердил проект Караван-Сарая. 29 мая 1837 года проектные материалы были доставлены в Оренбург.

Караван-Сарай строился в 1837-1846 годах. В 1842 году комплекс был в целом готов, оставались некоторые работы по мечети и минарету. Первоначально в С-образном двухэтажном корпусе хотели разместить квартиру командующего Башкирским войском, помещения войскового управления и канцелярию, училище для башкирских детей, квартиры для обслуживающего персонала, а также помещения для временного проживания приезжающих башкир. Возведение войсковой мечети с минаретом потребовало более длительных сроков строительства. Много времени ушло на отделку интерьеров. Наконец в августе 1846 года произошло освящение мечети.

Необходимо отметить, что общепринятое значение названия «караван-сарай» не вполне уместно по отношению к оренбургскому Караван-Сараю. На востоке «караван-сараями» называют постоялые дворы для торговых караванов и купцов с товарами. Оренбургский Караван-Сарай никогда не был постоялым двором, и никакие караваны сюда не приходили. Для торговых караванов в Оренбурге был предназначен огромный Меновой двор, находившийся за рекой Урал в двух верстах от города. Караван-Сарай был построен для размещения органов управления Башкирским войском, даже мечеть в нём была войсковой. Получился прекрасный архитектурный ансамбль дворцового характера в мусульманском стиле. Странное для военного комплекса название – «Караван-Сарай», тем не менее, точно отражает восточный колорит его архитектуры.

После постройки Караван-Сарая первоначальные планы начальства в отношении его использования радикально поменялись. По распоряжению нового военного губернатора В.А. Обручева (1842-1851 годы) в помещениях двухэтажного корпуса разместились казармы башкирского конного полка. Во время второго правления генерал-губернатора В.А. Перовского (1851-1857 годы) созданное им Башкирское войско ещё продолжало кое-как существовать, хотя военной необходимости в таких воинских частях и подразделениях уже не было.

После упразднения Башкирского войска (1863 год) возникли проблемы с дальнейшим использованием Караван-Сарая. В «Трудах оренбургской учёной комиссии» (выпуск ХV111, 1907 год) генерал-майор И.В. Чернов пишет о Караван-Сарае:

«Помещения для башкир и не думали открывать, и никто из них там не останавливался. Обращение здания в постоялый двор стоило бы дорого по отоплению и содержанию в чистоте и ремонту. Правый фасад обратили в канцелярию, а левый был отдан для губернатора».

Приезжающие в Оренбург официальные лица, жители и гости нашего города всегда искренне удивлялись тому, что построенный в мусульманских архитектурных формах Караван-Сарай с мечетью и минаретом стал дворцом оренбургского губернатора, исповедующего православие.

Дело в том, что во время правления последнего оренбургского генерал-губернатора Н.А. Крыжановского (1864-1881 годы) Караван-Сарай стал его резиденцией. Причём переезд Николая Андреевича из Губернаторского дома на берегу Урала в Караван-Сарай был далеко не случаен. В это время Россия переживала период необыкновенного подъёма русского национального самосознания.

«Иноземные формы должны замениться русскими» – таково было категоричное отношение высшей российской власти к объектам архитектуры. Появились и всячески насаждались «русский» и «русско-византийский» архитектурные стили. Генерал-губернатору Н.А. Крыжановскому категорически не нравилось, что при въезде со стороны Москвы город Оренбург открывался комплексом Караван-Сарая с мечетью и минаретом. По свидетельству историографа Н.Н. Модестова, «…Крыжановский, заняв Караван-Сарай под свою квартиру и под губернские присутственные места, пришёл к мысли перенести Караван-Сарайскую мечеть на другое место». По мнению генерал-губернатора, совместное существование действующей мечети и губернского управления создавало значительные неудобства как для власти, так и для верующих мусульман. Сложилось также мнение общественности о том, что «неблаговидно и неестественно видеть действующую магометанскую мечеть посреди архитектурного комплекса, занятого русскими присутственными местами». Особенно это было неудобно для начальствующих лиц и приезжающих высокопоставленных гостей, которым такое положение казалось противоестественным.

В 1867 году генерал-губернатор Н.А. Крыжановский направил ходатайство в Министерство внутренних дел «о переносе мечети с минаретом, находящихся при Караван-Сарае, на другое место». Однако тогдашний российский министр внутренних дел П.А. Валуев ответил отказом и постановил «оставить означенную мечеть с минаретом на месте, ею ныне занимаемом». После такого решения в Оренбурге можно было наблюдать «довольно своеобразную картину, когда рядом с губернаторской квартирой и губернскими присутственными местами стояла мусульманская мечеть с минаретом, с высоты которого слышались призывы на молитву».

Меновой двор

Известный дореволюционный писатель В.Л. Кигн-Дедлов в конце 1890-х годов назвал Караван-Сарай «дворцом оренбургского губернатора в азиатском вкусе». Кроме резиденции губернатора здесь также размещались губернская канцелярия, губернские присутственные места, комиссия по размежеванию земель, типография и редакция «Оренбургской газеты». «В Караван-Сарае сосредотачивается административная часть управления как городом, так и губернией», — писал историограф П.А. Столпянский, подчёркивая исключительно важную роль Караван-Сарая для дореволюционного Оренбурга. В разные годы Караван-Сарай посетило великое множество высокопоставленных персон и выдающихся деятелей, получивших признание в нашей стране и за рубежом. Например, в 1876 году, когда была построена и открыта железная дорога до Оренбурга, приезжал в наш город граф Лев Николаевич Толстой. Он посетил генерал-губернатора Николая Андреевича Крыжановского, с которым они вместе участвовали в обороне Севастополя (1854-1855 годы) во время Крымской войны 1853-1856 годов.

После Февральской революции 1917 года в Караван-Сарае находился комиссар Временного правительства и работал Оренбургский совет рабочих и солдатских депутатов. В 1918 году оренбургский Караван-Сарай стал на некоторое время местом размещения руководящих органов вновь образованной Башкирской республики. В 1921-1936 годах в Караван-Сарае находился Башкирский педагогический техникум.

В 1930 году мечеть Караван-Сарая была закрыта, а в 1932 году в мечети устроили клуб для студентов. После ликвидации Башкирского педтехникума здание бывшей мечети некоторое время пустовало. Наконец в 1954 году в бывшей мечети устроили планетарий. Богатое убранство интерьера мечети оказалось полностью скрытым за внутренним деревянным куполом, предназначенным для демонстрации звёздного неба. Возвращение мечети верующим произошло в 1993 году. В настоящее время в мечети располагается мусульманское религиозное объединение «Караван-Сарай».

С 1940-х годов в основном двухэтажном корпусе Караван-Сарая размещалась воинская часть. В 1960 году здесь обосновалось крупное производственное объединение «Оренбурггеология», проработавшее до своей ликвидации в начале 2000-х годов. В настоящее время всё вернулось на круги своя. В «Караван-Сарае» работают различные учреждения и организации. При этом действует мечеть и с высоты минарета из микрофонов слышатся сладкозвучные призывы на мусульманскую молитву.

Историко-архитектурный комплекс Караван-сарай

Караван-Сарай является уникальным памятником архитектуры, находится в городе Оренбург. Отражает стилевые и национальные особенности оренбургского края первой половины XIX века. Как и в XIX веке, так и сегодня Караван-Сарай является важнейшей архитектурной доминантой исторического центра города. Памятник архитектуры обладает большой исторической и мемориальной ценностью, ведь он хранит память о выдающихся деятелях, получивших признание в своём Отечестве и за рубежом, о важнейших событиях и памятных датах в истории нашего края.

Оригинальный памятник, возникший на стыке двух архитектурных эпох, на границе Европы и Азии, может по праву считаться достойным представителем как европейской, так и восточной художественной традиции. Идея постройки в Оренбурге Караван-Сарая и её воплощение связаны с именем Василия Алексеевича Перовского, который дважды был начальником обширного Оренбургского края. Автором проекта стал выдающийся русский архитектор Александр Павлович Брюллов. Строительство проходило на протяжении 1837-1846 годов.

Комплекс зданий Караван-Сарая представлен основным корпусом, мечетью и минаретом. В основу планировочной структуры положен приём планировки зданий с внутренним двором, имеющим прямоугольную форму и полуоткрытым в одну сторону. Мечеть и минарет вписаны в контур основного корпуса и расположены на главной оси его симметрии таким образом, что восьмиугольная в плане мечеть образует центр композиции, а минарет закрепляет ось ансамбля со стороны въезда во двор. В объёмно-пространственном решении комплекса использован приём противопоставления энергичной вертикали минарета спокойной горизонтали главного корпуса.

Основной корпус является наиболее крупным по площади и объёму зданием комплекса. Его составляют пять связанных воедино одновысотных объёмов, образующих в плане П-образную форму. К центральному объёму, составляющему задний план здания, примыкают два боковых крыла, к которым, в свою очередь, перпендикулярно примыкают два оставшихся объёма, составляющие передний план композиции. Подобное расположение объёмов основного корпуса образует внутренний парадный двор, имеющий прямоугольную форму, близкую к квадрату полуоткрытый в южную сторону и отделённый от улицы двумя воротами.

Фасады здания решены по-разному. Поверхность стен внешних фасадов оставлена гладкой за исключением редких оконных проёмов. Углы главного фасада акцентированы сужающимися кверху ризалитами, верхняя часть которых оформлена своеобразным сталактитовым фризом, а над карнизом поднимаются лёгкие четырёхскатные островерхие крыши. Эти башенки подчёркивают общую вертикальную устремлённость сооружения. Другие внешние фасады решены более сдержано, однако и их углы отмечены возвышениями небольших башенок. Внутренние фасады разбиты по высоте на две почти равные части горизонтальными поясками, протянутыми на линии подоконников второго этажа и на уровне междуэтажного перекрытия, подчёркивающими общую горизонтальную протяжённость фасадов.

Мечеть расположена в центре прямоугольного внутреннего двора основного корпуса и является центральным элементом комплекса Караван-сарая. Она представляет собой здание, имеющее в плане форму правильного восьмиугольника с поперечником 12,6 м. Корпус состоит из двух элементов: высоких стрельчатых арок с лёгкими заполнениями и объединяющего их купола. Композиционная схема фасадов четка и проста. Единственным мотивом архитектурного решения фасадов являются широкие архивольты, опоясывающие окна и спущенные до цоколя.
Плоскости стен ниже окон разбиты по высоте на три части незначительно выступающими тянутыми филёнками. Высота мечети от фундамента до верха купола равна 18,9 м. На вершине купола, нижняя часть которого имеет сферическую форму, а верхняя — слегка конусообразную, установлен небольшой фигурный шпиль, увенчанный полумесяцем. Опорами купола служат стрельчатые арки окон, передающие давление от купола на стены в углах здания, усиленные контрфорсами прямоугольного сечения, составляющими со стенами единое монолитное целое.

Минарет представляет собой высокую и стройную трёхъярусную башню высотой 38,76 м, имеющую вход с северной стороны. Нижний ярус минарета имеет в плане по наружному абрису квадратную форму с размером сторон 3,5×3,5 м и трактован архитектором как пьедестал для вышележащей части. На фасадах со всех четырёх сторон размещены незначительно отступающие ниши, обрамлённые стрельчатой аркой с выступающими клиньями и швами. По углам его кладку усиливают контрфорсы, скошенные в своей верхней части в виде односкатных кровель.

Основной ствол минарета венчает сталактитовый карниз, имеющий не только декоративное значение, но и служащий в качестве основания для устроенной над ним галереи. Немного ниже этого карниза ствол охвачен поясом, подготавливающим переход к карнизу и составленным из двух обломов: валика и полочки. Над карнизом минарет окружён лёгкой галереей, с ограждением, выполненным из ажурной металлической решётки. Минарет увенчан конусообразным остроконечным завершением, покрытым покрашенным в зелёный цвет железом, над которым поднимается высокий шпиль с вызолоченным полумесяцем.

Необходимо отметить, что название «каравай-сарай» не вполне уместно по отношению к оренбургскому Караван-Сараю. На востоке «караван-сараями» называют общественные постоялые дворы для размещения торговых караванов и купцов с товарами. Как свидетельствуют документы, оренбургский Караван-Сарай никогда не был постоялым двором. Он был построен для размещения органов управления Башкирского казачьего войска, даже мечеть в нём была войсковой мечетью. Сюда не приходили торговые караваны. Комплекс назван Караван-Сараем, вероятно, для придания ему «восточного колорита».

Строение

Караван-сарай бывает двух видов: открытый и закрытый. Закрытый вид в основном строился вдоль караванных путей, хотя часто такой вид встречался и в городах. Стены представляли возможность отбить нападение и выдержать недолгую осаду. Имеет квадратное или прямоугольное построение в основном с открытым двором и колодцем посередине двора. Внутри находились комнаты для проживания и складские помещения для товара. В обязательном порядке присутствовал загон для вьючных животных. Встречались одно- и двухэтажные караван-сараи. В двухэтажных на втором этаже располагались жилые помещения, а на первом — склады и загоны для животных.

Исследователям удалось выявить классические черты караван-сарая стран Переднего Востока. Так, назначение караван-сараев определило особенности плана, ставшего традиционным и получившего широкое распространение в строительстве стран Переднего Востока. Некоторое количество «стандартных», сравнительно небольших изолированных ячеек, расположенных в один либо два яруса в зависимости от размера сооружения, соединялись в едином квадратном или прямоугольном в плане комплексе с двором посередине. Каждая ячейка, как правило, состояла из одного или двух помещений. В замкнутый двор выходили двери ячеек, складского помещения, конюшен или коновязей, здесь же находился большой колодец или бассейн (хауз). Складское помещение обычно находилось в глубине, было покрыто куполом, камера помещения освещалась только через входной проем или очень небольшие окна. Во двор была обращена передняя комната с небольшим айваном, обычно перекрытым стрельчатым сводом. В передней комнате располагался глава караван-сарая и главные лица прибывшего каравана.

Приёмами организации внутреннего пространства городские караван-сараи не отличались от придорожных, но внешний облик последних более усвоил черты оборонительных сооружений, в которые они нередко превращались. Независимо от того, предназначались придорожные караван-сараи для кратковременных привалов или длительных остановок, своей архитектурой они напоминали замки, способные служить убежищем: мощные, лишенные проёмов стены, массивные башнеобразные выступы на стенах, хорошо укрепленные ворота. Конечно, даже такой караван-сарай не в состоянии выдержать удар профессионального войска, но может отразить набег банд грабителей и разбойников. В безводных местностях караван-сараи, как правило, обладали своими собственными полуподземными водохранилищами: на Ближнем Востоке – овданами, в Средне Азии – сардоба.

Оренбургский Караван-Сарай

Оренбургский Караван-Сарай (основной корпус) Основная статья: Караван-сарай (Оренбург)

«Караван-Сарай» (башк. Ҡарауан һарай) в Оренбурге, сооружённый в период с 1837 по 1846 годы, является памятником истории и культуры башкирского народа. Был построен башкирами на добровольные пожертвования для размещения канцелярии командующего башкиро-мещерякским войском, гостиницы для башкир, приезжавших в Оренбург «по своей надобности и по делам службы», мастерской и школы для башкир. Историко-архитектурный комплекс состоит из Башкирского народного дома и мечети. Оригинальный проект архитектора А. П. Брюллова был разработан как стилизация под традиционный башкирский аул: центральная доминанта ансамбля — восьмиугольная мечеть воспроизводила формы башкирской юрты.

25 мая 1994 года между Правительством РФ и Правительством Республики Башкортостан было подписано соглашение, по которому комплекс Караван-Сарай в городе Оренбурге, включая здание мечети с земельным участком, стал объектом государственной собственности Республики Башкортостан на территории Российской Федерации.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *